Категории каталога

Природа и люди [27]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Уехали бы Вы из Урюпинска на ПМЖ при наличии возможности?
Всего ответов: 134

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Природа и люди

Судоходный Хопер, пристань Урюпинская

                                                      СУДОХОДНЫЙ  ХОПЕР

       Двадцать лет, с 1949 по 1969 годы, Хопер имел статус судоходной реки. Правда, соответствовала этому только нижняя треть его русла. И первый эксплуатационный участок на этом отрезке был Урюпинский.                  Сведения об этой страничке истории нашего края, а также документы и фотографии собрал в архиве городского клуба моряков его руководитель Валентин Иванович Полунин.  

       В 50-х годах он сам несколько лет проработал в системе речного флота и был очевидцем тех, теперь уже далеких, событий. Областное управление малых рек заинтересовалось Хопром как важной транспортной магистралью в конце 40-х годов, когда началось строитель­ство судоходного Волго-Донского ка­нала.

       Камень из наших карьеров ока­зался очень востребован на этой все­союзной стройке, а дешевле всего его можно было доставлять по воде прямо к месту основных работ. Нала­живание пассажироперевозок также было важно.

       Ведь в это время мест­ного общественного транспорта про­сто не было. До райцентра хуторяне добирались в основном на попутках, а тут появилась возможность наладить регулярное сообщение.

       И в 1949 году в Урюпинске была организована экс­плуатационная контора «Хопер». Пер­вые пассажирские катера-теплоходы «Победный», «Москва» прибыли сво­им ходом из Калача-на-Дону, «Ленин­град» доставили по железной дороге. Урюпинский участок составлял 150 ки­лометров. 75 километров вверх по те­чению до Новохоперска и столько же вниз по реке до хутора Бурацкого.

        Сформировалась и флотилия почти издесятка буксировочных катеров. Кро­ме барж с камнем они водили из Урюпинска баржи с зерном, лесом, продукцией наших предприятий. К нам доставлялось различное сырье и горючее.

       —Я, как и многие мальчишки того  времени, мечтал служить на флоте, носить тельняшку и брюки-клеши,— вспоминает Валентин Иванович.

       —А тут флот сам к нам пришел. Когда по реке стали курсировать первые теплоходы, я был еще мальчишкой, наша семья жила в хуторе Батраковском. Здесь открылась пристань, и я часто бегал смотреть, как причаливает катер. Вскоре мама вышла замуж за старши­ну корчекрана. Были такие специаль­ные суда, расчищающие русло реки от коряг и упавших деревьев. Потом маму зачислили матросом и отчим перевез нас в Урюпинск. Так наша семья ста­ла флотской.     

        К этому времени в городе построи­ли два общежития для речников. Сей­час это дома 9, 13 и 23 по улице Остров-2. Поблизости находились и ремонтные мастерские. После нави­гации, которая заканчивалась в конце октября—начале ноября, все плав­средства вытаскивали на берег, ста­вили на стапеля и начинали готовить к следующему сезону.

      —Одно время был проект: соеди­нить каналом Хопер и три озерца— современные Поганку, Круглянку, Меснянку—и устроить в них доки, в которых могли бы зимовать суда. Но идея оказалась дорогостоящей, и от нее отказались.      

       После восьмилетки Валя Полунин пошел в речники. Правда, заветную форму пришлось покупать на свои деньги. Спецовка речника мало чем отличалась от спецодежды на каком-нибудь заводе: брюки, ватник—ника­кой романтики. И родители справили парню тельняшку, фуражку-мичманку, ну и клешеные брюки, разумеется.

       —Взяли меня рулевым на теплоход «Ленинград», первая моя навигация началась в 1955 году. С новой рабо­той освоился быстро. На воду катера спускались как только сходил лед. В это время по большой воде вверх по реке можно было доходить даже до Балашова, но эти рейсы были нерегу­лярны и после разлива прекращались.

        Вообще судоходство по Хопру счита­лось делом довольно сложным из-за его малой глубины. Несмотря на то что осадка теплохода была чуть боль­ше 50 сантиметров, на перекатах и отмелях нужной нам глубины не было. Поэтому в конце июня, когда река пол­ностью входила в берега, начинали работать земснаряды—углубляли фар­ватер.

        За   Урюпинским участком «Хо­пер» было закреплено два таких спец­судна. Столько же работало и корнекранов. Находились они в ведении изыскательских партий, которые весь сезон работали на поддержании рус­ла в нужном состоянии. На перекатах возводились гряды из плетня или кам­ня, которые не давали песку затяги­вать очищенные земснарядами участ­ки.

      Постоянный контроль глубины и соответствующую разметку фарвате­ра вешками вели бакенщики. И все же на мель садились доволь­но часто. Снимали катер либо вруч­ную с помощью шестов, либо завози­ли на шлюпке якорь вперед по курсу и потом лебедкой стягивали судно с мели.

      Рейс в один конец занимал от трех до четырех часов. Теплоход «Ле­нинград» брал на борт до ста пятиде­сяти пассажиров. Билет стоил, в за­висимости от дальности, до семи с половиной рублей (это на дорефор­менные деньги). Добираться до рай­центра из прилегающих к реке хуто­ров было дешево, удобно, да к тому же и приятно.

       —В середине 50-х годов в районе появилось грузотакси, в хутора стали отправлять грузовые машины с будка­ми для перевозки пассажиров с их кладью. Это потом, гораздо позже, их заменят автобусы. И хотя доехать на машине выходило быстрее, все равно многие предпочитали теплоход. У нас было комфортнее, и получалась не столько поездка, сколько прогулка по реке.

         Помню, священник из станицы Тепикинской (храм там тогда еще не был закрыт) любил ездить в Урюпинск именно по реке, говорил, что за вре­мя дороги природной благостью про­никаешься. Катера поменьше, такие как «По­бедный», «Кировец», курсировали на более коротких маршрутах. По выход­ным и праздникам вывозили горожан на Комсомольские горы.

         Так что при­стань, которая находилась напротив нынешней спасательной станции, пу­стовала редко. К концу 50-х годов на смену винто­вым катерам пришли водометные, имеющие меньшую осадку и больше приспособленные к плаванию по мел­ководью.

       Валентин Иванович к этому времени закончил курсы капитанов малых судов и в 1957 году вместе с «Ленинградом», которым он теперь командовал, его перевели работать на линию Волгоград—Волжский. А на нашей, так сказать, малой воде судо­ходство постепенно стало затихать.

       Развивалась дорожная сеть, система пассажирского и грузового автотран­спорта. Надобность в речном сообще­нии отпала сама собой, к тому же содержание реки в судоходном состо-янии обходилось недешево. В 1969 году суда по Хопру ходить перестали. А через несколько лет, когда построи­ли капитальный мост, исчезла и последняя  служба-паромная.

      —Сегодня, вспоминая те дни, ста­новится обидно за Хопер, который оказался практически брошенным. Ведь чистить берега и русло необхо­димо не только ради судоходства, а для того, чтобы сохранять реку как памятник природы.

        В нашем клубе хра­нится лоцманская карта Хопра с фар­ватером на 1965 год. За сорок с лиш­ним лет река стала совершенно иной, убеждаешься в этом каждый раз, ког­да с юными моряками устраиваем походы на шлюпках.

       О природе нуж­но заботиться. К примеру, до рево­люции за каждым хутором был зак­реплен участок реки, русло посто­янно очищалось. Оттого и Хопер был полноводнее, и рыбы в нем . водилось гораздо больше. Сегодня мы только вздыхаем по поводу того, как мелеет река, но, к сожалению, ничего не делаем, чтобы этот процесс предотвратить. Подготовил А. МУРАВЬЕВ.

       

ЭКСПЛУАТАЦИОННАЯ  КОНТОРА «ХОПЕР»

    г. Урюпинск, ул. Партизанская Организована в 1949 году Сталинградским Областным Управлением Малых рек г. Сталинград и работала по 1969 год.  

    Первые пассажирские теплоходы «Победный», «Москва»   он же «Смелый» прибыли своим ходом с г. Калач н/д. Пассажирский т/х. «Ленинград»  он же «Бойкий» прибыл на железнодорожной платформе до станции Урюпино.  

    Указанные т/х. ходили на линии Урюпинск-Новохоперск-Урюпинск., Урюпинск-Бурацкий-Урюпинск по 75 км вверх и вниз по р. «Хопер». Пополнялся флот пассажирскими т/х как винтовыми так и водометными «Ракета»-он же «ПТЛ-1», «Маяк»-он же «ПТЛ-2», «ПТЛ-3», «ПТЛ-4», «ПТЛ-5» «Кировец», «А-15», «А-36» которые ходили на прежних линиях и Серафимович-Вешенская-Букановская-Серафимович, Серафимович-Слашевская-Серафимович, Калач н/д-с/х Донской-Калач н/д-Цимлянское водохранилище. Т/ х «Ленинград»-«Бойкий» в 1957 году перевили работать на линию г. Волгоград-г. Волжский, работална нем самый молодой 18 летний капитан Полунин В.И.

     На линии Волгоград-Волжский-Ленинск-Волгоград ходили пассажирские т/х «Родина», «Салют», «Победа», «Мир» построенные своими силами судостроительным участком при областном управление малых рек г. Сталинград-Волгоград.

      Активное участие речники г.Урюпинска принимали в строительстве Волго-Донского судоходного канала им. Сталина, он же им. Ленина доставляя туда бутовый камень с Комсомольских Гор буксирными винтовыми и водометными катерами и т/х: «Сержант»-он же «Приморск», «Лейтенант»-он же «Хоперский», «Маршал», «Котовский»-он же «Седов», «Олег Кошевой»-он же «Урюпинск», «Орленок», «Серафимович», «Балашов», «Чапаевск», «Комсомолец» буксируя или толкая сухогрузные и наливные баржи грузоподъемностью 20-40-60 тонн, перевозился также кирпич, лес, пиломатериалы, бензин, солярка, зерно и т.д.

      Наши суда ходили вверх по р.Хопер до Балашова вниз до устья, по р. Медведица до ст. Алексеевская, по р. Бузулук до ст. Кругловская, вверх по р. Дон до ст. Казанская, по Цимлянском водохранилищу до с/х Донской. Волго-Донскому каналу им. Ленина, по р.Волга вверх до г. Дубовка вниз по р. Волга до р/п Красный Яр.

       Для очистки и поддержания судоходного русла р.Хопер работали 2 карчекрана, 2 земснаряда, 2изыскательские партии, которые строили плетневые каменные гряды.  

      В момент разлива р.Хопер работала паромная переправа.

      На судах работали КАПИТАНЫ-МЕХАНИКИ:

    ПИГРОВ Г.Е., ФЛУГ А., МАСЛОВ Е.Е., КРИВОЕ В., ПРЯДКО Н.М., КОЗЛОВ В.Т., УВАРКИН С.Ф., ОМКЕ Г.Е., СОЛОВЬЕВ Е.М., ЧЕРНОНОСОВ В., МОТОРЫГИН И.Н.,АЛПАТОВ А., КАНОНЕНКО, ДАВЫДОВ, ДЕМЕНТЬЕВ М., МУЛЬГАНОВ Д.А., ЖЕЛУДКОВ В.М., ЛАБУТИН С., ДАНИЛОВ С.Г., АНОХИН Н., ГОРЮШКИН П., СТЕПАНОВ А., ЛАРИН В.М., ШЛЫКОВ В.С., ПОЛУНИН В.И., ПОЛУНИН В.И., СЫЧЕВ П., БАРАНЧИКОВ В., ДОНСКОВ Г., КИРИЛЛОВ И.С., БЕЙМАН В.Н., ЛЫКОВ В.Т., ПРЯДКИН В.М., КИЛЯКОВ А., ГОРЕЛОВ В., ГЛУХОВСКОВ А.М., СУТЫГИН П.К., ЗАНИН Д.И..

      Начальники пристани Урюпинск: Кузьмичев, Гудов И.П., Новамлимов Н., Уваркин С.Ф., Архипов. Начальники управления: Малахов, Черных, Афанасьев.  


  ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

   Река Хопер впадает в р. Дон слева на 831 км. Длина реки 1008 км. Общая водосборная площадь 61100 км 2. Бассейн реки Хопер занимает северо-восточную часть бассейна Дона. По величине бассейна р. Хопер является вторым после Сев. Донца притоком Дона.

   Основное направление течения реки с севера на юг. Река Хопер имеет весьма разветвленную речную систему, расположенную в пределах относительно равнинной местности. Протекает Хопер в хорошо разработанной широкой долине с высоким крутым правым берегом (до 120 м) и пологим левым. Долина большей частью пойменная. Оба склона сильно изрезаны оврагами и покрыты лесом. Ширина поймы в нижнем течении местами достигает 3-4 км. Поверхность поймы сильно пересечена озерами, страницами и ериками, местами заболочена. Сложена пойма, главным образом, суглинистыми или супесчаными, реже песчаноторфяными или глинистыми грунтами.

    Весенним паводком пойма затапливается слоем воды от 1 до 4 м в течение 10-40 дней. Русло реки песчаное, умеренно извилистое, с большим количеством перекатов и выносов из балок и оврагов. Почти на всем протяжении русло не разветвленное. В нижнем течении извилистость увеличивается, река местами резко меняет направление на обратное. В нижнем течении извилистость увеличивается, река местами резко меняет направление на обратное, образуя крутые меандры. Ширина меженного русла на участке от города Урюпинска до устья составляет 60-120 м. Высота правого (преимущественно, высокого) склона 40-70 м; на участке от хут. Аржановского до ст-цы Зотовской высота его достигает 120м. Возвышенности состоят, главным образом, из глинисто-солонцеватых пластов мягкого камня и затвердевшего песчаника. Левый берег, преимущественно, пологий и низкий, имеет максимальную высоту 10-30 м. Высота затопляемых яров над меженним уровнем 4-5 м.

    На всем протяжении Хопер принимает 26 притоков, в большинстве своем, незначительных. В нижнем течении крупным притоком является река Бузулук, впадающая слева на 146 км от устья. Общее падение реки около 100 м. Скорости на перекатах значительны. Уклон водной поверхности в верхнем течении реки около 0,00015 и в нижнем-0,00008. Климат бассейна р.Хопер континентальный, отличается сухостью и резкими колебаниями крайних температур, доходящими до 75° С. Годовое количество осадков в г. Урюпинске колеблется от 300 до 500 мм. Среднегодовая температура воздуха около +6 С, а среднемесячные ее значения колеблются от +23 "С в июле до -1 Г С в январе.

     Преобладающие ветры юго-восточные и восточные. Река Хопер относится к типу рек, преимущественно, снегового питания. Имеется небольшое пополнение водного баланса за счет поверхностного стока атмосферных осадков, выпадающих в бассейне, и за счет стока подземных вод. Годовой ход уровней воды характеризуется высоким весенним паводком и низким состоянием уровней в остальное время года. Начало весеннего половодья наблюдается обычно во второй половине марта. Максимальный пик находится на конец апреля или начало мая.

     Продолжительность подъема уровней, в среднем, достигает 40-50 суток. Окончание поводка соответствует концу мая или начало июня. Общее протяжение паводкового периода 70-80 дней. Высота пика паводка над проектным уровнем, в среднем, равно 6,0-6,5 м.

     Максимальная амплитуда колебания уровней за год составляет по Бесплемяновскому водпосту 825 см.

     Максимальный расход воды в весенний паводок по Бесплемяновскому водпосту достигает 2800 м3/сек,

    а минимальный меженний расходов воды падает до 12,1 м3/сек.

     После спада паводка ход уровней становится плавным.

     Паводок Хопра, как правило, выходит в Дон несколько позднее донского. Совпадение пиков паводков Дона и Хопра приводит к значительному подъему уровней. Спад паводка пологий. Ливневые паводки на Хопре наблюдаются очень редко. Минимальные летние уровни наблюдаются в низовьях реки в конце августа и в сентябре.

     Наступление устойчивого ледостава приходится на конец ноября, в нижнем течении иногда река не замерзает до декабря. В некоторые годы наблюдается осенний ледоход. На плесах река покрывается льдом на 5-15 дней раньше, чем на перекатах. Ледовый режим имеет, сравнительно, устойчивый характер. Продолжительность ледостава около 5 месяцев. Вскрытие реки наблюдается в первой половине апреля. Ледоход начинается при уровнях 3,5-4,5 м над проектным и продолжается от 2 до 5 суток. Продолжительность периода, свободного от льда, составляет, в среднем, 230 дней, колеблясь от 216 до 245 дней. В паводок Хопер дает до 25 % общего стока Дона.  

                     

       ТЕТЯ ЗОЯ - КАССИРША С ПЕРЕПРАВЫ   

                                                                                                                                                                                                                                                                                                            далекое-близкое  

       Надо ж, как точно подмече­но, что гора с горой не схо­дится, а человек с человеком рано или поздно сойдутся. Совершенно случайная встре­ча с пожилой женщиной вос­становила в памяти те шести­десятые годы, переправу на Хопре, дебаркадер, паром и катера, на которых за десять копеек можно было переправить­ся с левого бе рега на правый - к Комсомольским горам аа первыми весенними цветами.

     Тогда-то мы, девчонки-подро­стки, и приметили курносень­кую тетю Зою, билетершу в киоске у самой реки. Уж очень милой и доброжелательной она нам казалась, «Билетики кто не купил еще билетики»,—по­вторяла, кассирша и сновала в толпе желающих переправиться на ту сторону.

     Один раз мы все подснежники, собранные в прибрежном лесу, отдали тете Зое. С тех пор много лет прошло. А Зоя Минаевна Горбаченко-все с таким же приятным го­лосом, открытой улыбкой. Толь­ко «от морщины избороздили ее лицо: как-никак восемьдесят семь лет. Но она никак не хочет поддаваться возрасту, хоть и ноги не так быстры, как когда-то. Опираться старушке не на кого.

     Вдова с сорок второго. Единственная опора-самодельный костылик. Ходит по-прежнему много. И все чаще в роли помощницы-общественницы. Но об этом чуть позже.

    ...А я эксплуатационную кон­тору «Хопер» 3. М. Горбаченко устроилась работать в пятьдесят втором. Вернее, ее туда устро­или как очень ответственного и надежного человека, ведь день­ги аккуратность и точность в счете любят. Рабочий же авто­ритет Зоя Минаевна завоевыва­ла не Красивыми глазками (хотя и этим ее Бог не обидел), а своим трудом. В довоенные годы работала на МЭЗе. Всякие специ­альности осваивала.

       Кстати, трудовые успехи Горба­ченко не остались не замеченны­ми. В тридцать восьмом избрали депутатом горсовета. Часто люди обращались с личными жалоба­ми, просьбами. Ни одну не ос­тавляла без внимания.   Когда завод эвакуироваяи в Барнаул, Горбаченко осталась в городе. В сорок первом вышла замуж, только счастливо пожить не пришлось. Вскоре мужа забра­ли на фронт. С сорок второго уже письма не получала. Убили его. С того времени одна. Ребенка сохранить не удалось.   

       —А можете вспомнить что-ни­будь интересное про работу на переправе? Кто из урюпинцев те годы не захватил, не поверит, что когда-то наша река была су­доходной,—прошу Зою Минаевну.

       -О, была река что надо! По­дойдешь к берегу, размахаешь ведрами на коромыслах .и наби­раешь: чистющая вода текла... Хопер глубокий был. Бывало, сто­ишь любуешься,как проплывает белый катер вниз по течению. Несколько пассажирских катеров и грузовые баржи ходили от города вверх и вниз по реке. Тогда это было самое удобное и дешевое средство передвижения.

       —В шестьдесят восьмом Хо­пер стал мелеть. Контору с пе­реправой закрыли. Вот почис­тить бы наш Хопер, вернуть былую красоту...—вздыхала пе­чально женщина.   Зоя Минаевна и сегодня не растеряла главное качество—ла­дить с людьми, спешить к тому, кто нуждается в помощи. Если горе, утешит делом и словом.   —Минаевна цветы сажает, чтоб потом людям дарить. Ва­ренье варит, чтоб гостей уго­щать. Кто ни попросит из зна­комых, и варежки с носками свяжет,—расхваливали старушку соседи.  

      А в редакцию пешком с ки­лометр протопала, чтоб объя­вить о перчатке, которую в ее доме обронили калядующие на Рождество.

     -Может, найдетеся хозяин, а может,и нет. Зато совесть чиста будет. Не умею обманывать и обижать. Наверное, за то Бог мне другую жизнь дал, -улыбается Зоя Михайловна. Вот такая встреча произошла через тридцать с лишним лет, которые нисколько не изменили человека, доброго душой. Если б не глубокие морщины...     Н. ФЕДОСОВА, .    

УРЮПИНСКАЯ ПРАВДА»  20 января 2000г. №9(1371)


                                                 ТЕКУЩИЙ К ДОНУ ХОПЕР                                                                                                                                                                                                            Отблески лета                                                                                                                                                                                                     Минувшее  лето выдалось безразмерным. Сентябрь был теплым, ясным и без дождли­вых дней - обычное лето перетекло в бабье. Сушь приглушила осенние краски, местами листва на деревьях не желтела, а жухла. Долго летели на серебристых нитях осенние паучки, шорох в лесу вызывала даже бегущая мышь, местами сушь, как в 72-м го­ду, вызвала возгоранье торфяников.  

       О летних  днях приятно вспо­минать, когда на дворе слякот­но, когда лужи застекляются льдом и вот-вот полетят белые мухи. В сентябре посчастливилось мне побы­вать на Хопре, который очень люблю, по которому не раз плавал, но всегда хочется видеть Хопёр еще и еще - это одна из самых красивых рек юго-вос­точной России. Длина её тысяча с не­большим километров. Потомок лед­никовых йод, Хопёр течет по равнине, всё время петляя, и почти в три раза превышает прямую линию от истока в Пензенской области до устья Дона.

       Я знаю реку в среднем её течении, где расположен недавно справивший семидесятилетие Хопёрский заповед­ник. Это место считают наиболее жи­вописным на везде. не скучной реке. Хопёр течет тут медленно, окаймлен­ный пойменными «лесами.

       Правый берег крутой, весной вода его моет, обнажая коренья деревьев. Время от времени дубы, клёны, вязы и громад­ные (видел такие лишь на Юконе) то­поля с серебристой изнанкой листьев падают в реку-и лежат в ней годами, заставляя лодочников помнить об опасности наскочить на корягу. А ле­вый берег низок, болотист, с ольхов- ником, непролазной чащей поддеска и плотных высоких трав. На правом берегу в обрывах видишь норки пти­чек-береговушек, на левом - бобро­вые лазы и пеньки «подрубленных» зверями деревьев.

      -А глубже, в пойменных зарослях встретишь колонию цапель, релкое по нынешним временам громадное гнездо белохвостых орланов. В подлеске прячутся олени, проходят незримыми тропами волки, у самой воды увидишь следы еното­видных собак. И живет тут  таинственный древний зверёк, водяной крот» -выхухоль. Для спасения выхухоли и создан был заповедник. С этой же це­лью создавался заповедник в мещер­ском краю  у Оки.

     Выхухоли законом природы,как видно, суждено выми­рать - везде -численность её убывает. Но роль заповедников за эти годы возросла и умножилась. Охраняемые территории стали последним прибе­жищем лесной живности, повсюду человеком теснимой и истребляемой. Помню, в Воронежском заповедни­ке на вопрос, чем отличается он от за­поведника на Хопре, директор Нико­лай Николаевич Цесаркин сказал: «Воронежский заповедник - это опе­ра, он строг, местами скучен, а Хо­пёрский уподобил бы я оперетте -. ве­селый, живописный, в нем больше воды и живности тоже».  

      Мы плыли  по Хопру, когда по берегам уже виднелись красновато-ржавые пятна вязов, жидкая предосенняя зелень ясе­ней. Вода в Хопре была тихой, зеркально-чистой. Переплывавший русло выводок кабанов нашей лодки нисколько не испугался. А потом ре­ку неторопливо переплыл лось. В небе, набирая кругами синюю вы­соту, летал орлан. Что видел он свер­ху? Светлую, шириной примерно в сто метров, ленту воды, степь за лесом правого берега, а по левой, низмен­ной стороне, - речные старицы и блюдца озёр. 

      В этих местах Хопёр ве­дет себя особенно вольно. Сверкаю­щие летом на солнце озера (их тут около восьми сотен) во время паводка сливаются в одно общее море, остав­ляя лишь островки суши, на которых спасаются звери. Тут делают останов­ки весной летящие с юга на север пти­цы, а в недоступных для человека ме­стах остаются прилётные журавли.  

      Плывем  дальше. Как и на всякой реке, есть тут места неглу­бокие, с быстриной, а есть и широкие, бездонные плёсы - прибе­жище местных лещей до пяти кило­граммов весом. Есть в Хопре и круп­ные щуки, и тучные сазаны. Сома поймали однажды в восемьдесят с лишком килограммов. И есть, конечно.тут окунь, плотва, язи.

       Пишут: было когда-то рыбы в Хопре немерено- «возами шла на продажу». Осо­бенно славились местные сазаны. Михаил Александрович Шолохов, завзятый охотник и рыболов, любил ловить сазанов, но ловил не в Дону, а специально приезжал на Хопёр, становился лагерем вблизи теперь исчез­нувшего хуторка. Об эти семейных вылазках на Хопёр рассказывал мне сын Шолохова Михаил Михайлович.

      «Самым завзятым рыболовом в ко­манде была мать. Если не позовут к завтраку, утреннюю зарю могла рас-стянуть до обеда. Отец лишнего ловить не любил, но однажды за утро выта­щил из Хопра дюжину сазанов. И крупных. Рекордная его добыча - са­зан в двадцать пять килограммов».

      Доплыли  по Хопру мы до славного «Нью-Хоперска», то есть  до Новохоперска, бывшего ко­гда-то большой станицей, куда с Дона приплывали баржи и пассажирские катера. Тут у Хопра правый берег возвышается, как гора.

      Подни­маясь с лесником по тропе  лесом, высоту берега мы почувствовали. Внизу, в синевших и тронутых жел­тизною лесах, светлела лента Хопра, небольшая лодка виднелась комари­ком на воде. Тишина была оглуши­тельной. Летевшая с высокого берега сойка, увидев нас, уронила желудь, и мы видели, как по воде побежали круги. Неторопливо и тихо Хопёр утекал к Дону.

  В. ПЕСКОВ. 2005 г.    


  У ХОПРА  ВОЗЛЕ ЛЫСОЙ ГОРЫ   

     Хутор Лысогорский растянулся вдоль правого бе­рега Хопра километра на три. Когда-то тут стояли хутора Карагочный и Батраки. А сейчас всего-то дворов : шестьдесят осталось со 162 жителями.     Чем примечателен хуторок, ко­торый по расположению ближе к станице Михайловской (их разде­ляет Холер), но относится к Бубновской сельской адмимистрации?

     В живописном мест стоит Лысогорский; слева—река, спра­ва—горы, а хатки вроде как за­терялись в низменных лесах и высоченных травах. И  главной достопримечатель­ностью Лысогорского сами жите­ли называют часовенку.  Ее  по­ставили  несколько лет назад у подножья горы Лысой (а назвали ее  так   Потому,   что   меловая «шапка» не давала ходу расти­тельности) силами  местного ка­зачества на месте, где бьет  живительный родник

     Вода вытекает из-под - земли с громким журчанием. Словно давая  знать о себе; такая я, мол, целительная. Да и здешние уверяют; Так оно и есть. В хуторе мало болеют, а старики,   приглядитесь-моложе выглядят. Да ею умываться— одно удовольствие! Чистая, как слеза,  лысогорская  водица без осадка год может простоять, не испортится.  Кое-кто из автолю­бителей  заправляет  ею аккуму­лятор  вместо дистиллированной воды. Здесь считают. Лысогорка пря­чет в своих недрах серебро. Оно-то и очищает воду, делая ее "живой".

     Набрать ее приезжают отовсюду—кто флягами увозит, а кто в бидонах бережно уносит. На Крещение православные хри­стиане тут устраивают настоя­щие представления. В прошлом году даже фейерверком украша­лось действо у часовни. "Батюш­ка Михайловской Сретенской церкви воду освящая а люди, обнажившись, ею обливались",— хвалились лысогорцы. Только почистить бы родник надо, говорили хуторяне. Не то ключи скоро илом затя­нет. А кому браться за дело-—пока не решили.  

      Есть и еще одна у хутора примечательность. Здесь почти век назад жил буду­щий писатель, "певец дон­ского казачества" Д. И. Петров (Бирюк). В его по­вести «На Хопре» главная героиня Марфа Королева, которая явилась организа­тором первой артели, вме­сте со всеми переживает переломные моменты в ис­тории казачества.

      Кто-то даже знавал людей, упоминав­шихся в произведениях земляка. Житель хутора В. А. Зотьеа уве­ряет, что в этой книге рассказы­вается про его родственника Ни­колая Зотьева. Вспоминали они с женой, что мать их Клавдия Гавриловна не раз рассказывала, как в 30-е годы нянчила детей самого автора: Дмитрий Петров, печатавшийся в газете "Красный Хопер" под псевдонимом Бирюк, в то время работал корреспон­дентом. —Что мы еще помним? У са­мого кладбища хатенка Петро­вых стояла. Домишко развалили давно, а фундамент остался,— говорила Ирина Григорьевна.

      —Мне тоже рассказывали, что по этой вот улице Митяй Петров девку до дома провожал. Антониной ее звали. В хуторе слухи тогда, вроде, ходили, что родители девушки против него были. Жених-то в бедной семье рос, с отцом, а тот его воспита­нием не занимался, все больше трудом был занят. Мать рано умерла.    

       Тогда па­рень со своим дру­гом вык­рал невес­ту, привел в роди­тельский дом, и ско­ро она стала его женой,— рассказы­вал 78-летний Виктор Иванович Козловцеа. До сих пор ста- рик простить себе не может глу­пый вопрос, который задал в Михайловке на собрании писателю, приехавшему с женой из Москвы (там он жил в 60-70-х годах):

       А, скажите-ка, кто из вас богаче— вы или Шолохов?* На что сто­личный гость ответил: "Мне, братцы мои, до Шолохова далеко. Д. И, Петров (Бирюк) много писал о казаках: "Сыны степей донских", "Сказание о казаках", "Кондрат Булавин", "Дикое поле"-.. На вопрос, читали ли что-ни­будь из произведений своего земляка, лысогорцы отвечали вопросом: "А книги-то где взять, если своей библиотеки нет?    

      —У нас голова больше бытом забита,—сказала пожилая жен­щина.

      —Как по бездорожью по хутору из конца в конец доби­раться, привезут ли автолавкой хлеб, как бы серьезно не забо­леть, а то лечить некому. О писателе ли думать? А мужчина продолжил:

      —Нам и без книг все ясно, что мало чего изменилось с того времени, когда Дмитрий Петров жил. Но тогда хоть колхозы со­здавали, а нынче все развалива­ют.

      Мы приехали в Лысогорский 18 октября—в день, когда родился писатель-земляк. В хуторе об этой знаменательной дате никто не слышал. А Валентина Александрова, директор сельского дома досуга, или проще ДК, между прочим, усердно готовилась к празднику в честь юбилея.

     Целую папку материалов собрала с забавны­ми биографическими фактами. "Но клуб так и не затопили",— вздохнула раздосадованная Ва­лентина, отправляясь в ДК. В сыром помещении с обшар­панными стенами неуютно и холодно. На полках бывшей биб­лиотеки уныло лежало несколь­ко десятков книг технической и сельскохозяйственной литерату­ры. Художественную., вместе с произведениями Петрова Бирюка), увезли в Бубновскую биб­лиотеку. Так и не родился здесь музей писателю-земляку, когда-то задуманный в районном отде­ле культуры....

Н.   ФЕДОСОВА.           

Категория: Природа и люди | Добавил: знакомец (26.04.2012)
Просмотров: 3874 | Рейтинг: 5.0/9 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]