Категории каталога

Природа и люди [27]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Какое подключение к интернету вы используете? (Опрос для урюпчан)
Всего ответов: 272

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках

Рассаказы Копылова о казаках НОЧНОЙ РАЗГОВОР
    Почему красоту нашего Хоперского края видят только приезжие да учительницы биологии, ведущие детей на экскурсию в лес или парк? За повседневными заботами, за суетой бытия мы разучились видеть красоту своей малой родины. А смотреть природу в пойме Хопра любым сентябрьским днем можно, не отрываясь. Ветвистый, корявый дуб стоит еще зеленый, рядом, приткнувшись, ивы и вязы уже окрасились в желтый цвет. На песчаных местах тополь уже сбрасывает листву.
 
    Чисто выкошенные луга покрылись небольшой изумрудной листвой. Вода в озерах будто замерла, лишь ветерок колыхнет и слегка зашуршит прибрежными кустами осоки да камыша. Хопер, как и сотни лет до нас, спокойно несет свои, уже похолодавшие воды, плесканет рыба, хлопает хвостом лазающий по прибрежным кустам бобр, прокричит в лесу птица и снова надолго хозяйничает тишина. В один из таких сентябрьских дней мы вчетвером собрались в ночное на рыбалку. погрузив снасти в багажник машины, выехали через Маринкин луг к Прорве.
 
    Посоветовавшись, решили здесь и обосноваться. На двух лодках, в одной я с Александром Климовым, в другой Женя Андреев с Одерсом поставили переметы, сделали из крупных пяти-семи перстовых сетей перетяжку, забросили донки и уже по темному собрались возле костра за ужином. Одерс с Андреевым были уже в годах, оба участники войны, Женя- инвалид. Им по старшинству и налили побольше. Распив литр водки, плотно поужинали. Ночи уже становились прохладными, и накрывшись фуфайками, мы придвинулись поближе к костру. Разговор что-то не клеился. Одерс, слабоватый на водку, ушел в машину спать и вскоре мы услышали его мощный храп. - Соловьем заливается,- пошутил Климов. Отблеск костра красиво отражался в воде и залюбовавшись им, я стал дремать.
 
   И вдруг разговор Климова с Андреевым разбудил меня. С чего начался спор, я не слышал и сразу не врубился в суть. Распалясь, Климов почти кричал: - Вон на том берегу, на Родительской горе, землянка Якова Ивановича Харламова, всю войну он в ней скрывался. Что, думаешь он своих больше боялся, чем немцев? Мне думается, что немцев больше, поэтому и с фронта сбежал, а ты мне доказываешь, что на фронте немцы людьми были. Спокойный, рассудительный Женя перебил его: - Подожди, не суетись, я тебе не про всех немцев говорю, а про то, что и среди немцев были порядочные люди. А среди наших было такое дерьмо, что его обходить надо было за три метра, да и то зажав нос. Ночь длинная, не спится, я тебе расскажу про один случай, который произошел у нас в роте.
 
   Стояли мы в сорок третьем году перед летним наступлением на Смоленщине. Было недолгое затишье, так изредка постреливали пулеметы, да по ночам немцы беспрестанно пускали осветительные ракеты. В роту к нам пришло пополнение с десяток молодых пацанов, да человек пять стариков лет под пятьдесят. И среди них был один узбек, даже фамилию его до сих пор помню - Рахимов. По-русски почти ничего не понимал и не говорил, да и был он божьим человеком: в голове без царя. Как наш Егор Палыч: постоянно открытый рот, тонкая струйка слюны мочила ему гимнастерку.
 
    Зачем только таких призывают. Мы объяснялись с ним больше на пальцах, он улыбался и беспрекословно шел делать то, что ему велели. И надо же такому случиться, ночью немецкая разведка выкрала нашего часового, а часовым был Рахимов. Выкрали так, что никто ничего не услышал, только смена и нашла следы борьбы и автомат, валяющийся в кустах. Днем, часов в одиннадцать, мы увидели, как на немецкой стороне поднялся белый флаг, за ним встал во весь рост офицер и в мегафон на русском языке прокричал: - Иван, не стреляй, заберите своего бойца.
 
    Мы рты пораскрывали. Видим идет с немецкой стороны наш Рахимов. Со своей неизменной улыбкой он подошел к нашим окопам, мы быстро сдернули его вниз. Но немцы не стреляли. Несло от него водкой, хоть закусывай, шинель ему обрезали, как фрак, а на грудь повесили фанерку с надписью: ”Нам - не "язык” и вам не солдат, заберите защитника коммунизма назад!!!” Стали мы его расспрашивать что и как, а он только улыбается и молчит. Дали ему котелок с кашей, накинулся он на него, видимо, немцы напоили его а закусить не дали. С обеда к нам в роту примчался полковой особист, майор Осадчий, зверь зверем, много солдатских душ он загубил: то обвинит в трусости, то в паникерстве, а приговор один - расстрел.
 
    Нам в окопах было слышно, как орал Осадчий на Рахимова в землянке командира роты. Что конкретно - было не понять, а рев слышно. Но и так было ясно, как мог советский солдат побывать в плену у фашистов и вернуться живым назад. Такого в советской армии не должно было случаться. Тут же заседала тройка и приговор - расстрел. Бедный Рахимов, вероятно, так ничего и не понял. Вызвали из похоронного взвода трех солдат, заставили Рахимова выкопать ямку за кустами, поставили его на колени. Возле нее и расстреляли. Солдаты закопали ямку и с видом выполненного долга удалились. Вот тебе и мой ответ: на войне можно было встретить и немцев людей и зверей наших.
 
    Но Бог он все видит и воздаст всем по заслугам. Через неделю, когда наши начали артобстрел перед наступлением, немцы огрызнулись и обстреляли из артиллерии наши тылы, один снаряд угодил прямо в блиндаж особиста. Разорвало Осадчего в куски и никто даже не перекрестился. От воды раздался звон колокольчика. Саня встал: - Лежите, я сам проверю донки. Шурша песком, он спустился к Хопру. Из-за леса вышла ущербная луна, озарив серебряным светом всю округу. В кустах хвороста что-то долго шуршало, то ли еж наткнулся на мышиное гнездо, то ли ласка поймала мышь. И опять первозданная тишина. Натянув на голову фуфайку, засопел Женя. Прислушиваясь к плеску воды, стал дремать и я...
Категория: Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках | Добавил: знакомец (29.03.2011)
Просмотров: 1437 | Рейтинг: 4.8/4 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]