Категории каталога

Природа и люди [27]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Уехали бы Вы из Урюпинска на ПМЖ при наличии возможности?
Всего ответов: 145

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Природа и люди

Под небом казачьим Крехов В.И.

                                                           Часть четвертая  

                                                  ПРИГОВОРЕН К РАССТРЕЛУ     

      В начале 1929 года Льва Троцкого выслали за границу, но его теоретические изыски все еще владели умами соратников вождя, продолжавших работать в органах ОГПУ, армии и флоте.    «У нас нет времени выискивать действительных активных наших врагов,- теоретизировал во время революции Троцкий.- Мы вынуждены встать на путь уничтожения физического всех групп населения, из которых могут выйти возможные враги нашей власти».  

        У вождей слова не расходились с делом. Теория всегда подкреплялась практикой. У большевиков к тому же был немалый опыт по уничтожению огромных масс населения, и не только в казачьей среде. После ухода белой армии «в Крыму по прямому приказу Троцкого без суда и следствия было расстреляно десять тысяч русских офицеров как превентивное мероприятие, - чтобы они не ушли в белое движение».  

      Трибун революции, председатель Реввоенсовета Республики, нарком по военным и морским делам, краснобай Троцкий в ораторском экстазе пламенно восклицал: «Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем до животного состояния... а пока наши юноши в кожаных куртках - сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, - о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию - офицеров, ин женеров, учителей, священников, генералов, агрономов, академиков, писателей!»  

         Мой дядя, казачий офицер Иван Петрович Матавилин, был арестован карательными органами осенью 1929 года в хуторе Верхнереченском Луковской станицы и с тех пор считался без вести пропавшим в застенках ВЧК - ОГПУ. Никто из родственников не знал, какова его дальнейшая судьба. Тогдашняя власть не считала своей обязанностью отчитываться о проводимых ею мероприятиях перед своими гражданами.       И вот спустя 75 лет наконец-то стали известны подробности случившегося. Ответ областного прокурора прозвучал, как выстрел: «Матавилин И.П. за участие в контрреволюционной повстанческой организации приговорен к высшей мере наказания - расстрелу».  

        Приговор был вынесен с удивительной поспешностью. 31 октября Матавилину И.П. предъявлено обвинение, а 3 ноября «карающий меч революции» оборвал жизнь казачьего офицера. Никакого обжалования в высшие инстанции власть не допускала.  

       Как явствует из материалов дела, в 1929 году в Хоперском округе была раскрыта и ликвидирована контрреволюционная повстанческая организация, действовавшая на территории восьми районов теперешней Волгоградской области.      

         Заговорщики проживали более чем в 150 населенных пунктах, общее количество членов организации - 440 человек. Кроме того, в разветвленную сеть Хоперской организации входили казаки Вешенского района Северо-Кавказского края, граничащего с Нехаевским, Алексеевским и Кумылженским районами.               Хоперцы ставили своей целью «свержение Советской власти путем вооруженного восстания и восстановления дореволюционных форм правления в казачьих областях». В случае успеха предполагалось создать автономное казачье государство во главе с избранным населением атаманом и кругом.    

         «Для успешного осуществления поставленной перед собой задачи,- говорится в обвинительном заключении,- организация, терроризируя советский актив и бедноту, с одной стороны, привлекая на свою сторону весь недовольный Соввластью контрреволюционный элемент, с другой стороны, широко распространяла провока­ционные слухи о скором падении Соввласти, об интервенции СССР капиталистическими государствами и якобы начавшихся наступлениях на Союз белых армий».  

        Читая материал, мы видим, как чекистами выстраивается логическая цепочка в подтверждение и обоснование необходимости принятия решительных мер по нейтрализации казачества: «Территория Хоперского округа до революции являлась одной из крупных частей бывшей Области войска Донского. Население округа на 85% казаки, и остальной процент - иногородние.  

        Подавляющая часть казачьего населения в период Гражданской войны боролась против Красной армии в рядах белых армий. Хоперский округ являлся местом формирования белых казачьих частей, а также плацдармом бандитизма (банды Вакулина и Моторкина) и белого повстанчества. В 1918 году на Хопре имело место широкое восстание, возглавляемое офицером Дудаковым. В этом же году было восстание в районе Усть-Медведицы, возглавляемое офицером Алексеевым. В 1919 году повторился ряд мелких восстаний, и 1921 год ознаменовался новым повстанческим движением, возглавлявшимся видными социал-революционерами».                 Далее подчеркивается, что текущий момент располагает к тому, что казаки вновь могут взяться за оружие и начать вооруженную борьбу против Советской власти: «В настоящее время из общей массы казачьего населения на Хопре бывших белых офицеров-реэмигрантов - 350 человек, рядовых реэмигрантов - 2200 человек; значительный процент казачьих семей имеет родственников белоэмигрантов за границей - отсюда до сего времени существуют широкие связи с заграничной белоэмиграцией и известное влияние последней на бывшую привилегированную и кулацкую часть казачества.   

          Классовая борьба в Хоперском округе с начала существования Советской власти и до настоящего времени идет, главным образом, вокруг землепользования, хлебозаготовок и колхозного строительства. На протяжении двух последних лет фиксируется непрерывный рост кулацко-белогвардейской активности против мероприятий Советской власти. Методами противодействия классового врага являлись угрозы бедноте и советскому активу, террористические акты против отдельных представителей партии и советской власти, распространение провокационных слухов о восстаниях, бандах, поджоги и т. д.».  

         Здесь самое время сделать оговорку: чекисты явно наводят тень на плетень, когда говорят о распространении провокационных слухов, и уж совсем ничего не говорят о действительных причинах пока еще глухого казачьего ропота, явившегося следствием политики большевиков, приступивших к ускоренной коллективизации, сопровождавшейся всеобщей принудительной хлебозаготовкой.

         Газеты взахлеб писали о наступлении социализма по всему фронту, о революционном преобразовании деревни, а в это время сотни отрядов подчистую выгребали из жилищ и казачьих закромов все до последнего зернышка и нитки. Начавшийся грабеж во много раз превосходил бесчинства пресловутых продотрядов в 1918-1921 годах.        О том, что происходило в это время в Хоперском округе, пишет в своем письме от 18 июня 1929 года Е.Г. Левицкой М.А. Шолохов: «Вы бы поглядели, что творится у нас в соседнем Нижне-Волжском крае. Жмут на кулака, а середняк уже раздавлен.

       Беднота голодает, имущество, вплоть до самоваров и полостей, продают в Хоперском округе у самого истого середняка, зачастую даже маломощного. Народ звереет, настроение подавленное, на будущий год посевной клин катастрофически уменьшается. И как следствие умело проведенного нажима на кулака является факт (чудовищный факт!) появления на территории соседнего округа оформившихся политических банд.   

       ...Вновь возвращается 1921 год, и если дело будет идти таким ходом и дальше, то к осени край будет наводнен этими мелкими летучими отрядами. Горючего материала много...»   «Вместе с тем,- говорится далее в деле,- отмечается рост кулацких группировок, стремившихся организованным порядком оказать сопротивление... Советской власти. Эти группировки, подогреваемые обещаниями белоэмигрантов скорого освобождения казачества от Советской власти, завершили свои контрреволюционные тенденции и проявления созданием контрреволюционной повстанческой организации».  

          Как утверждают чекисты, заговорщики имели тесные связи с белогвардейскими центрами, расположенными за границей. Прибывшие из-за рубежа казачьи эмиссары - хорунжий Яковлев, есаул Афанасьев и войсковой старшина Кадыков - стали энергично проводить организационную работу по подготовке восстания.  

       Точкой отсчета в создании организации стал февраль 1929 года, когда на Хопре, в станицах Зотовской и Аржановской, под видом мастера-швейника прибывший из-за границы хорунжий Яковлев стал плести нити заговора в хуторах Алексеевского района.  

        «Организация, на нелегальных собраниях обсуждая мероприятия Соввласти и известия из-за границы, поставила вопрос о подготовке вооруженного восстания для свержения Советской власти и наметила практические мероприятия по подготовке восстания»,-так чекисты обосновывают последовавший в июле месяце арест 41 члена Зотовской контрреволюционной организации. Однако четверым ее членам удалось скрыться.  

        С июня активизировали свою работу есаул Афанасьев и войсковой старшина Кадыков. Их деятельность стала особенно заметной для ОГПУ в хуторах и станицах Нехаевского и Алексеевского районов. Есаул Афанасьев, так же, как и хорунжий Яковлев, выдавая себя за мастера-швейника, «останавливается у бывших станичных атаманов или кулаков и однополчан, призывает их для вооруженного восстания против Советской власти».  

         «Одновременно по всем населенным пунктам распространяются провокационные слухи о восстании в Вешенском районе. О готовящейся Варфоломеевской ночи, в которую якобы будут вырезаться поголовно все служившие в белых армиях, кулаки и т. д. (в ночь на 1-е августа часть населения в панике оставляет дома и уходит в лес), о продвижении китайцев с белыми армиями в глубь Союза, о выступлении поляков против СССР».  

        Пик деятельности заговорщиков приходится на август месяц, когда «кулацко-белогвардейский элемент лихорадочно организуется. Устанавливаются связи межхуторские, порайонные. Выдвигаются организаторы, проводятся нелегальные собрания, идет вербовка в члены организации. Извлекается спрятанное оружие. На базарах, ярмарках, особенно в хуторе Рябовском, куда съезжаются с Хопра, из районов Северо-Кавказского края и Центрально-Черноземной области, организаторы выявляют настроение районов, договариваются о поддержке и совместном выступлении.    

                                                                       <...>      

      В организацию привлекался преимущественно офицерский, кулацкий и им подобный элемент... Вербовка проходила конспи ративным порядком. Никаких документов не существовало, и последние не допускались».        К началу сентября заговорщики были в основном готовы поднять восстание. В основу построения организации «был положен военный принцип - районные повстанческие группы, формировавшиеся при выступлении в боевые сводные отряды с назначенным командным составом и разработанным оперативным планом действий».    

        В результате оперативных мероприятий ОГПУ заговор был раскрыт. Шестьсот четырнадцать казаков подверглись арестам. Часть арестованных, 181 человек, в процессе предварительного следствия и судебных заседаний были освобождены из-под стражи с прекращением против них уголовного преследования.        Шестьдесят человек расстреляны. Всех членов организации судили так называемые «тройки» - незаконные, неконституционные органы, наделенные особыми полномочиями в отношении подследственных.         Все арестованные обвинялись по статье 58, части 10 и П УК РСФСР.  

         Социальное положение лиц из числа привлеченных по делу выглядело таким образом:  

         офицеры - 43 человека;    

          кулаки - 283 человека;    

          середняки - 70 (из них бывших белогвардейцев-реэмигрантов -48 человек);    

          служащие - 25;    

          служители культа - 8;    

          бедняки - 4.  

        В Урюпинском районе репрессиям подверглись двенадцать человек. Семеро из них расстреляны.        Вот их имена: Иванов И.С., подъесаул, х. Дубовский; Борцов И.Ф., подъесаул, х. Остряковский Луковской станицы; Попов Н.И., есаул, станица Урюпинская; Бекренев И.М., 23 года, писарь Урюпинского военкомата, уроженец станицы Усть-Бузулуцкой; Махонин А.Я., вахмистр, станица Урюпинская.        Был арестован также войсковой старшина Серебряков, бывший адъютант окружного атамана. За недоносительство офицер получил 10 лет лагерей.

          Больше всего арестованных было в Нехаевском и Алексеевском районах.

          К примеру, в Нехаевском районе аресту подвергся 121 человек, из них 16 казаков расстреляно. Среди них офицеры: подъесаул Максимов Г.Н., х. Красный Тишанской станицы; сотник Матавилин И.П., х. Верхнереченский Луковской станицы; сотник Макаров И.А., х. Аврамовский Правоторовской станицы; хорунжие братья Екимовы В.С. и Т.С., станица Луковская;       Спиркин С.Е., взводный офицер белой армии, х. Красновский Акишевской станицы - и казаки: Орлов П.И., член Войскового круга; Саютин Г.И.; Пундиков Г.А.; Тюрин С.И., станица Луковская; Жуков А.И., х. Нижняя Долговка Луковской станицы; Круглов И.Ф. и Круглов М.Ф., х. Хорошенский станицы Тишанской;        Арчаков И.Ф., х. Артановский станицы Тишанской; Корнеев М.Т., х. Родники станицы Правоторовской; Гришин И.Ф., х. Кругловка Зотовской станицы.         В Алексеевском районе среди 125 арестованных оказался казак хутора Косовского Дурновской станицы, бывший белый генерал Якушев П.М., а также Иван Романович Дудаков, родной брат руководителя восстания казаков в Хоперском округе в 1918 году Павла Романовича Дудакова.

           Постановлением «тройки» генерал Якушев П.М. был приговорен к расстрелу, а Дудаков И.Р. получил пять лет лагерей.   Задачи организации перекликались с ее целью - организовать вооруженное восстание на Хопре и в Камышинском окру-   ге, заручиться поддержкой со стороны населения Центрально-Черноземной области и «немцев-колонистов» (отдельных районов) Сталинградского округа. Предполагалось также установить связь с уральским и кубанским казачеством, а свое выступление приурочить «к моменту наибольшего обострения международных взаимоотношений СССР с другими государствами или к моменту особо острых затруднений внутри страны».  

        В конце обвинительного заключения подчеркивается, что «контрреволюционная кулацко-белогвардейская часть казачества проявляла полную непримиримость в отношении Советской власти и готовность к упорной активной борьбе всеми средствами в целях ее уничтожения».  

         Как известно, после смерти Сталина наступила хрущевская «оттепель». Знаменитый на весь мир XX съезд КПСС осудил сталинизм и связанные с ним перегибы. Судебные инстанции стали пересматривать дела политических заключенных. Репрессированных по данному делу реабилитировали, но не всех и не сразу. Для этого потребовалось несколько судебных разбирательств, проходивших в разные годы.  

         Президиум Сталинградского областного суда рассмотрел данное дело на предмет реабилитации последних 192 человек, из числа которых заключено в исправительно-трудовые лагеря сроком на 10 лет 85 человек, 8 лет - 1 человек, 7 лет - 1 человек, 5 лет -33 человека, 3 года - 5 человек. Ссылке и выселке подверглись 17 человек, освобождены после трехмесячного заключения 6 человек. Среди осужденных за антисоветскую агитацию - 6 человек, за недоносительство о готовящемся восстании - 21 человек.         Суд обнаружил ряд нарушений юридического характера. Например, обвинение следственные органы основывали, главным образом, на признательных показаниях самих обвиняемых, тогда как многие из них виновными себя не признавали.  

         Обвиняемые, признавшие себя виновными, давали разноречивые показания относительно планов и целей организации.   Из материалов дела видно, что абсолютное большинство обвиняемых является офицерами, белогвардейцами, кулаками, священниками и реэмигрантами. При обвинении их социальное прошлое было выдвинуто на первый план, но законных оснований для этого суд не усмотрел, так как все служившие в белой армии в период Гражданской войны были амнистированы в 1927 году, а принадлежность к той или иной социальной группе сама по себе не является преступлением.  

        Кроме того, аресты проводились без санкции прокурора и не по материалам, дающим для этого основания, а по спискам, попавшим в руки чекистов. Насть свидетелей, вновь допрошенных в ходе дополнительной проверки, от своих ранее данных показаний отказалась, другие свои показания не подтвердили, третьи - изменили.  

        Кроме того, три свидетеля от своих прежних показаний не только отказались как от вынужденных, но и пояснили, что «подписали их под физическим воздействием следователя и показали о незаконных методах следствия в отношении других обвиняемых».  

         В ходе проверки было также установлено, что на текущий момент (1960 год) ранее «принимавшие активное участие в расследовании данного дела следователи Фомин В.А. и Луговцев Ф.К, за систематическое применение незаконных методов следствия и грубейшие нарушения социалистической законности осуждены к высшей мере наказания - расстрелу».    

         На основании анализа материалов, проведенного в ходе дополнительной проверки данного дела, президиум суда установил, что расследование по делу проводились с грубейшим нарушением норм социалистической законности, и вынес соответствующее решение:  

       «Постановления тройки КРО ОГПУ по Нижне-Волжскому краю от 31 октября, 23-24 ноября 1929 года и заседания коллегии ОГПУ от 23 апреля 1930 года в отношении Матавилина И.П. (и других, всего 192 человека - В.К.) отменить, а дело на основании ст. 4, п. 5 УПК РСФСР производством прекратить».    

        В числе реабилитированных последним заседанием областного суда - 44 расстрелянных человека. Вот их имена: Агапов Ф.И., Бекренев Я.В., Борцов И.Ф., Гончаров А.П., Демков Я.М.. Долгачев Я.С, Екимов В.С., Екимов Г.С., Жуков А.И., Зотов Я.К., Иванов И.С,, Иванов П.И., Корнеев И.С., Корнеев М.Т., Корнаухов Ф.И., Круглое И.Ф., Мазин Ф.Д., Макаров И.А., Максимов Г.Н., Малофеев П.М., Манерный С.М., Махонин А.Я., Митин Д.М., Матавилин И.П., Нестеров И.И., Нечаев М.Х., Озерин А.С., Пахомов Е.Ф., Петров Г.П., Попов Н.И., Попов С.И., Рогожин М.К., Сватиков М.С., Спиркин Н.Е., Титов С.Ф., Титов Т. А., УрасовА.Т.,ФедотовП.К.,ФеоновЯ.И.,ЧекуновМ.Д., Чепрунов Г.П., Чиликин И.Я., Чиликин М.Я., Якушев П.М.         Остальные 16 человек расстрелянных были реабилитированы ранее.    

       Один из самых зловещих деятелей большевистской охранки, член коллегии ВЧК Лацис (Мартин Судрабс), откровенно писал о смысле и сущности своей организации, о методах ее работы, когда во главу угла ставится не справедливость и законопочитание, а необходимость и революционная целесообразность: «ЧК - это не следственная комиссия, не суд и не трибунал. Это боевой орган, действующий по внутреннему фронту. Он не судит врага, а разит. Не милует, а испепеляет всякого... Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против советской власти. Первый вопрос, который вы должны ему предложить,- к какому классу он принадлежит, ка- кого образования, воспитания, происхождения или профессии. Эти вопросы должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного террора».    

         Вот так устанавливали на казачьей земле диктатуру пролетариата большевистские комиссары - чернявые сыны «часовых дел мастеров».     Смахнем слезу и помянем всех тех, кто положил жизни свои на алтарь казачьей свободы.    

Категория: Природа и люди | Добавил: знакомец (22.09.2012)
Просмотров: 2346 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]