Категории каталога

Природа и люди [28]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Ходите ли Вы на выборы муниципальной (городской) власти?
Всего ответов: 71

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Природа и люди

Под небом казачьим Крехов В.И.

      За два года Гражданской войны около двух тысяч левых эсеров лишились свободы.   В марте 1919 года Дзержинский издал директиву: «Отныне ВЧК не будет делать разницы между белогвардейцами типа Краснова и белогвардейцами из социалистического лагеря... Арестованные эсеры и меньшевики будут рассматриваться как заложники, их участь будет зависеть от политического поведения их партий».        Немало беспокойства большевикам причинили анархисты и их идеология, которая нашла многочисленных сторонников среди крестьян «вильной» Украины. Их вождь Нестор Махно, пользующийся огромным влиянием на крестьянские массы, боролся и против белых, и против красных. Тысячи крестьян-анархистов были расстреляны большевиками «за бандитизм». Более одной тысячи активистов партии находилось в лагерях. 

     Репрессии проводились не только против оппозиционных партий, но и против рабочего класса, от имени которого большевики взяли власть в свои руки. Преследования начались в 1918 году, но не смогли вылиться в серьезное противостояние в связи с провалом всеобщей стачки рабочих 2 июля 1918 года. В 1919 году нехватка продовольствия, аресты многих эсеровских руководителей вызвали волну протестов среди рабочего класса Петрограда.

      Десять тысяч рабочих Путиловского завода осудили большевиков, правительство которых «представляет собой диктатуру Центрального комитета партии коммунистов и правит с помощью ЧК и революционных трибуналов». В своем воззвании рабочие требовали «свободных выборов в Советы и рабочие комитеты, отмены ограничений на ввоз продуктов из деревни в Петроград, освобождения арестованной Марии Спиридоновой».  

      В связи с рабочими волнениями в Петроград прибыл Ленин. «Но когда он попытался взять слово на захваченном бастующими рабочими заводе, его, как и Зиновьева, встретили свистом и криками: «Долой евреев и комиссаров!» После взятия войсками ЧК Путиловского завода не менее 900 рабочих было арестовано, более 200 забастовщиков бессудно расстреляно.

      Доведенные до отчаяния нищенской зарплатой, которой едва хватало на оплату продуктовых карточек, рабочие бастовали во многих городах России - в Орле, Туле, Брянске и других. Пролетариат требовал отмены привилегий для коммунистов, свободы слова, печати, прекращения набора в Красную армию.

      Довольно часто рабочих поддерживали части Красной армии, которые «присоединялись к забастовщикам с криками «Бей жидов! Долой большевистских комиссаров!» ...предавались безудержному грабежу».       Весна 1919 года надолго запомнилась новому режиму. Особенно тревожные события имели место в Туле и Астрахани. Среди рабочих тульских оружейных заводов было немало меньшевиков и эсеров. Их арест вызвал протест многих тысяч рабочих и железнодорожников, которые организовали «марш за свободу и против голода». После того как были арестованы 800 зачинщиков, Дзержинский приказал уволить всех рабочих. Двадцать шесть из них были расстреляны.

      Для того чтобы вернуться на завод и получить хлебные карточки (на 250 граммов хлеба), рабочие должны были подписать бумагу, «в которой указывалось, что всякая остановка работы приравнивается к дезертирству, влекущему за собой наказание вплоть до смертной казни».  Рабочие сдались. Голод заставил их снова приступить к работе. Астрахань имела важное стратегическое значение, так как она препятствовала соединению в единый фронт войск адмирала Колчака и генерала Деникина.  

      В связи со снижением продовольственного рациона и арестом большевиками социалистических активистов рабочие Астрахани организовали стачку, которая проходила в центре города. Присланный для разгона демонстрантов красноармейский пехотный полк отказался стрелять в рабочих и присоединился к забастовщикам. Разъяренные рабочие и солдаты ворвались в горком партии и «убили нескольких ответственных работников».   

       Отряды ЧК и другие верные режиму красноармейские части подавили восстание. Захваченных бунтовщиков и солдат погрузили на баржи и «с привязанными на шею камнями сотнями сбрасывали в Волгу». До четырех тысяч пленных было расстреляно и утоплено в эти мартовские дни. В городе началось повальное преследование всех тех, кто подходил под определение «буржуй». Количество убитых «богатеев» достигало 1000 человек.  

      Конец 1919 и начало 1920 годов ознаменовались переводом более двух тысяч предприятий на военное положение и заявлением Троцкого о необходимости «милитаризации труда».   В марте 1919 года, выступая на IX съезде РКП (б) с докладом, Троцкий заявил, что человек по своей природе ленив и, если при капитализме рабочий вынужден искать работу, чтобы прокормить себя и свою семью, то при социализме «на место рынка встает рациональное использование трудовых ресурсов». Троцкий хотел солдатского подчинения рабочих государству, обязанность которого, по его мнению,- организовать милитаризованный труд.  

       Все эти мероприятия предполагали закабалить рабочих, привязать их к производственному процессу, запретить забастовки и усилить власть директоров. От рабства - к рабству. От чего ушли, к тому и пришли, несмотря на посулы большевиков в революцию 1917 года.  

        Все это вызвало резкую критику представителей профсоюзов и некоторых большевистских руководителей. В связи с нехваткой продовольствия граждане страны были разделены на пять категорий «едоков». К первым относились те, кто был занят на тяжелых физических работах, и солдаты-красноармейцы. Интеллигенции, отнесенной к «нетрудовым элементам», доставались крохи, и часто они вообще не получали ничего.  

      Постоянное недоедание вызывало недовольство населения и особенно рабочих. Вот что сообщает ВЧК правительству в своем донесении: «В последнее время продовольственный кризис все более обостряется, рабочие массы все сильней сжимаются голодом.  

      Рабочие обессиливают, теряют всякую физическую силу работать у станков и под влиянием тяжелых мук голода и холода прекращают работы. На этой почве на целом ряде московских металлообрабатывающих предприятий рабочие близки к открытому выступлению - стачка, массовое волнение, - если не будет решен в ближайший срок продовольственный вопрос».

      Введя централизованную систему снабжения продовольствием, большевики тем самым придавали ей «решающую роль в поощрении и наказании той или иной категории граждан». Рабочие в поисках продуктов выезжали в деревни и, приостанавливая работы, продолжали бастовать. По данным Наркомата труда, «77% крупных и средних предприятий России в первом полугодии 1920 года охвачено забастовками».      Газета «Правда» в феврале 1920 года писала: «Лучшее место для желтых забастовщиков, этих вредных паразитов,- концентрационный лагерь».  

    Ленин в который раз цинично заявлял: «Хлебный рацион должен быть снижен для тех, кто не работает в секторе транспорта... Пусть, если это необходимо, погибнут тысячи людей, но страна должна быть спасена».       К тому же вождь требовал показательной расправы над забастовщиками. В начале 1920 года Ленин телеграфирует на Урал председателю Реввоенсовета 5-ой армии: «Мне донесли о явном саботаже среди железнодорожников. Мне говорят, что рабочие Ижевска также участвуют в этом. Я удивлен Вашим примиренчеством и тем, что Вы не осуществили массовой расправы с саботажниками».  

     Милитаризация труда вызвала яростный протест рабочих. Забастовки множились в металлургии, на шахтах и железных дорогах, где идея Троцкого осуществлялась на практике ускоренными темпами. В Туле в июне 1920 года рабочие-металлурги вновь забастовали, отказываясь выполнять распоряжение руководства завода о сверхурочных работах в воскресный день. Работницы, поддержав забастовщиков, заявили к тому же, что воскресенье -это «единственный день, когда они могут отправиться в поисках продуктов по окрестным деревням».  

     Введя военное положение, чекисты стали разоблачать «контрреволюционный заговор, затеянный польскими шпионами и черносотенцами в целях ослабления боевой мощи Красной армии». Дальнейшие события для местных партийных органов и ЧК развернулись совсем не так, как это обычно происходило в подобных случаях. Тысячи работниц стали приходить в ЧК с требованием арестовать также и их. Вскоре уже и рабочие стали требовать, чтобы арестовали их всех, «делая абсолютно абсурдным тезис о польском и черносотенном заговоре».    

      Чекисты были загнаны в собственную ловушку, не зная вначале, как поступить далее. Созданный комитет по ликвидации заговора был вынужден допрашивать тысячи рабочих, пытаясь разыскать организаторов. Более 10 тысяч человек ожидали своей участи на открытом воздухе под охраной чекистов.   

    Учитывая острую нужду в квалифицированных рабочих, ЧК не смогла оставить новую власть без лучших в стране оружейников, в связи с чем рабочие на сей раз понесли относительно малые потери. Всего лишь 28 человек были «заключены в исправительно-трудовые лагеря и 200 человек выслано».  

    Тем, кто хотел получить работу и продовольственные карточки, предстояло подписать злосчастную бумагу: «Я, нижеподписавшийся, гнусный вонючий пес, раскаиваюсь перед революционным трибуналом и Красной армией в своих преступлениях и обещаю впредь добросовестно трудиться».  

Категория: Природа и люди | Добавил: знакомец (22.09.2012)
Просмотров: 949 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]