Категории каталога

Природа и люди [28]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Урюпинск - это:
Всего ответов: 484

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Природа и люди

Под небом казачьим Крехов В.И.

     В мае декретом ВЦИК и СНК Народный комиссариат продовольствия был наделен чрезвычайными полномочиями: центральной властью была создана «продовольственная армия», имеющая задачу ликвидации продовольственных товаров на селе. На практике реквизиция коснулась не только сельской буржуазии, но и фактически каждого крестьянина, за редким исключением. Это вызвало всеобщее недовольство.  

     К июню крестьянские волнения вылились в настоящую войну. В июне - августе число восстаний достигло ста двадцати. Все они беспощадно подавлялись.  Ухудшение снабжения продовольствием, полуголодное существование населения городов, когда рабочему предлагалось всего лишь два фунта муки в месяц, сыграло с большевиками злую шутку. Не имея возможности скорейшего решения продовольственного вопроса, загнанные в тупик собственной идеологией, исключающей возможность свободной торговли, чтобы хоть как-то оживить рынок и тем самым накормить голодающее население, большевики шли на самые крайние меры, чтобы не отступить от своей политики и идеологии.  

       «Взять хлеб у крестьян во что бы то ни стало!» - вот один из основных лозунгов нового режима, с которым он вошел в период, названный военным коммунизмом.  Диктатура, цепляясь за власть, принимала все более решительные меры в борьбе с оппозицией. В мае - июне было закрыто 250 газет социалистической ориентации, имеющих разногласия в теории и практике с новой властью. Те Советы, где у большевиков не было большинства (в Калуге, Твери, Ярославле, Рязани, Костроме, Саратове, Пензе, Тамбове, Воронеже, Орле, Вологде), были разогнаны.  

       Большевики, потеряв доверие народа, отдавшего на выборах предпочтение меньшевикам и эсерам, продолжали применять силу. Спасая власть, ЧК производила аресты оппозиционеров. Все это вызвало демонстрации и манифестации рабочих, протестующих против произвола властей.  

      На одном из заводов вблизи Екатеринбурга рабочие, собравшиеся на митинг против действий «большевистских комиссаров», были встречены ружейным огнем отряда красной гвардии. Пятнадцать человек было убито.  

     В конце мая и в июне были подавлены многочисленные рабочие манифестации в Ярославле, Туле, Нижнем Тагиле и других городах. Рабочие протестовали не только против действий власть предержащих, но и против ЧК, этой «новой охранки», состоящей на службе у «комиссародержавия».  

     В Петрограде взаимоотношения между большевиками и рабочими все более накалялись. ЧК зарегистрировала не менее семидесяти забастовок, митингов и манифестаций, в которых зачинщиками выступали в основном рабочие-металлисты, так горячо поддержавшие большевиков в 1917 году. Новая власть ответила на это закрытием национализированных предприятий и массовым увольнением рабочих.  

      В связи с убийством одного из руководителей петроградских большевиков Володарского последовали массовые аресты рабочих. Меньшевистская организация Петрограда, имевшая среди рабочих большой авторитет, была распущена. Более восьмисот человек арестовала ЧК, на что рабочие ответили призывом к забастовке.  

      В июне 1918 года была восстановлена смертная казнь, отмененная сразу после Февральской революции и частично восстановленная в июле 1917 года: сфера ее применения ограничивалась фронтовой полосой.       На второй день после Октябрьской революции смертная казнь была отменена вообще. Это вызвало бурную реакцию Ленина: «Ошибка, недопустимая слабость, пацифистская иллюзия!» Адмирал Щастный, расстрелянный большевиками 21 июля 1918 года, был первым «контрреволюционером», расстрелянным «вполне законно», хотя этот метод уничтожения уже давно применялся ЧК без всякого «юридического крючкотворства».  

      Лето 1918 года поставило большевиков в тяжелое положение. Контролируя территорию, равную «былому Московскому царству», новый режим оказался окруженным с трех сторон. Из Донской области им угрожали казаки атамана Краснова и войска генерала Деникина.  

      Украина была занята германскими войсками, выступавшими совместно с украинским национальным правительством и угрожавшими возможностью скорого наступления. На востоке все крупнейшие города Сибири, расположенные вдоль железнодорожной магистрали, были захвачены Чехословацким корпусом. К тому же Самара и прилегающие к ней территории находились под влиянием эсеровского правительства, осевшего в городе.  

       В подконтрольных большевикам районах вспыхивали бунты и восстания. Продотряды, фактически грабя население, вызывали яростный протест у крестьян. Запрещение торговли и насильственная мобилизация в Красную Армию подливали масла в огонь неповиновения.  

      «Толпы возмущенных крестьян врывались в близлежащие города, подступали к зданию местного Совета, пытаясь иной раз поджечь его или разгромить». И всякий раз наталкивались на непонимание властей: воинские части, милиция, особые отряды ЧК встречали крестьян ружейной пальбой.   Во всем этом новый режим видел только заговор контрреволюции, направляемый «кулаками и скрытыми белогвардейцами».       По всем направлениям летели телеграммы Ленина, в которых он призывает к террору: «В Нижнем явно готовится белогвардейское восстание, надо напрячь все силы, составить «тройку» диктаторов, навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т. п. Ни минуты промедления. Проводите массовые обыски. За ношение оружия - расстрел. Организуйте массовую высылку меньшевиков и других подозрительных элементов».  

        Телеграмма Ленина в Пензу: «Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению... Образец надо дать. 1) Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. 2) Опубликовать их имена. 3) Отнять у них весь хлеб. 4) Назначить заложников согласно вчерашней телеграмме.  

        Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин. Найдите людей потверже».          Почти все восстания крестьян были стихийными и вызывались проводившимися реквизициями и насильственной мобилизацией. Но и оппозиция диктатуре большевиков не дремала. Эсерами и меньшевиками были подняты мятежи в нескольких городах России. «Союз защиты Родины и свободы» под руководством видного эсера Бориса Савинкова организовал восстание в Ярославле, Рыбинске и Муроме.  

        До двух недель продолжалась борьба восставших, поддержанных мятежом рабочих Ижевского оружейного завода. Отряды чекистов совместно с войсками Красной армии подавили восстание. В одном только Ярославле, расследуя обстоятельства начала восстания, чекисты расстреляли 428 человек.

         В августе 1918 года Дзержинский направил в местные органы ЧК множество телеграмм, в которых требовал принять «профилактические меры» для предупреждения попыток восстания. Одной из таких мер была, как указывал Дзержинский, «самая действенная -взятие заложников среди буржуазии... арест и заключение всех за­ложников и подозрительных в концентрационные лагеря».

        Ленин вторил своему соратнику: «Заложников не взять, а назначить поименно по волостям». Система концентрационных лагерей для военнопленных широко использовалась противоборствующими сторонами на войне.     Большевики же впервые стали использовать концлагеря против гражданских лиц. Но аресты, расстрелы и другие меры проводились не только против восставших и сопротивляющихся реквизициям.       Представители партии меньшевиков к этому времени были уже изгнаны из Советов, а их руководители, виднейшие политические деятели, такие как Мартов и другие, должны были, согласно ордеру, подписанному Лениным и Дзержинским, быть арестованы.  

     В конце августа 1918 года Леонид Каннегиссер, желая отомстить за группу офицеров, расстрелянных чекистами, совершил террористический акт против главы петроградской ЧК Урицкого. В этот же день Фанни Каплан выстрелом из револьвера ранила Ленина. Большевики приписали эти покушения правым эсерам, и Каплан через три дня без всякого судебного разбирательства была расстреляна.  

       Все газеты пестрели призывами к террору. «Правда» 31 августа писала: «Трудящиеся, настал час, когда мы должны уничтожить буржуазию... гимном рабочего класса отныне будет песнь ненависти и мести!   ...Все известные правые эсеры должны быть немедленно арестованы. Из буржуазии и офицерства должно быть взято значительное количество заложников. При малейших попытках сопротивления должен применяться массовый расстрел. ...Ни малейших колебаний, ни малейшей нерешительности в применении массового террора».  

     Пятого сентября 1918 года террор получил законную силу. Советское правительство выпустило ставший широко известным Декрет о красном терроре. Газета «Известия» писала: «При данной ситуации... усиление деятельности ВЧК является прямой необходимостью... необходимо обезопасить Советскую республику от классовых врагов путем изолирования их в лагеря. Подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам. Необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения этой меры».  

Категория: Природа и люди | Добавил: знакомец (22.09.2012)
Просмотров: 927 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]