Категории каталога

Природа и люди [27]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Каков Ваш заработок? (Опрос для жителей урюпинского района, абсолютно анонимный)
Всего ответов: 279

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Станицы и хутора Урюпинского района

МТС в хуторе Беспаловский

                                                МТС  в хуторе Беспаловский. 

     Многие  хуторяне, особенно молодые, понятия не имеют, что такое МТС  (машино-тракторная станция),  существовавщая в хуторе почти три десятка  лет.  Попробуем в доступной форме  разъяснить как  это  предприятие оказалось в нашем хуторе и чем оно занималось, начиная с 1929 года.

   В конце  20 годов  руководство  страны  после проведения многочисленных продразверсток  по всем хлебным регионам, наконец то  поняло, что хлебом надо заниматься всерьез.  Политика НЕПа  дала хорошие результаты, но была свернута, хотя  в  наших  краях  в  те  времена  частные  крестьянские хозяйства  получили неплохое развитие. На рынке появился хлеб, мясо и другие продукты.  В деревне крепкие хозяева приобретали лобогрейки, маслобойки и другие нововведения крестьян, возродилось после революционных событий животноводство на Верхнем Дону. Казаки вроде вздохнули, но  правительство  видимо усмотрело в этом  возврат к старым устоям  и  все полезные  начинания НЕПа  порушило собственными руками.  Попытки поднять сельское хозяйство через коммуны успеха не имели.  Кстати, в Добринском районе, неподалеку от нашего хутора были созданы 2 коммуны.  Это коммуна имени Розы Люксембург, сейчас там остался небольшой хуторок Розовсий,  и  коммуна Доброта,  располагавшаяся чуть выше хутора Дубровский, в одной из балок,  неподалеку  от бывшего 3 отделения совхоза Искра (это  тоже неподалеку о х. Розовского).  Там долгое время,  до 60-х годов  были видны  оставшиеся  котлованы  из под землянок  со столбами.  Просуществовали коммуны всего может с полгода  или больше, но ровно столько, насколько хватило у них репрессированного у близлежащего населения провианта и скотины.  Собрались там  конечно не работяги, скорее лодыри из бедняков, которым чудилась манна с неба.

   Руководство страны  закупало  за рубежом трактора и строила  собственные заводы  по их производству. В деревне начали создавать коллективные хозяйства для выращивания сельхозпродукции, но на одних быках и лошадях  хлеба много не получишь. Трактористов  в деревне никогда не было, надо было обучать механизаторов и создавать ремонтную базу. В этот период стали создавать  МТС (машино-тракторные станции).  К этим станциям прикреплялись колхозы  из  близлежащих хуторов,  они (колхозы) были в каждом хуторе. Первоначально  Антошинскую МТС планировалось разместить в хуторе Н. Антошинский, но  сам хутор был ближе к Забурдяевке. А там также  создавалась такая же  станция, районные власти перенесли   МТС  из Антошинки  поближе к обслуживаемым  хуторам  Балтиновский, Вихляновский,  Зорниковский, Вилковский, Лощиновскией  и колхозу  имени 1 Мая  в хутор  Беспаловский. Если до 1929 года  населения в хуторе Беспаловский было меньше чем в Балтиновском, то после создания МТС  хутор начал разрастаться.  До революции  Беспалов был небольшим хуторком и располагался он ближе к Хуторскому Яру, тянулся  он едва ли не одной улицей к бывшему колхозному саду, что ниже и дальше существующей свалки, там до 60 годов жила в одиночестве вдовая  баба Настя Маркова  и многое нам, пацанам, рассказывала. 

      Если  для строительства помещений цехов и здания конторы  лес брали из близлежащих урочищ, то камня для фундаментов зданий в хуторе не было. Поэтому партийцы  тех далеких  лет, руководившие  стройкой,  нашли оригинальное   решение. Они дали команду разобрать на фундаменты каменную ограду сельского кладбища устроенного на деньги казаков и порушили хуторскую церковь. Добротный  пиломатериал  с  церкви пустили  на строительство  новой  школы, позже  снесенной  в 70 годы, и здания конторы МТС.

    МТС располагалась на территории  будующих  колхозных мастерских, но занимало большую территорию, вплоть до границы, когда то существовавшего свинокомплекса.  .  В глубине двора были добротные  складские помещения, временные стоянки отремонтированной и ожидающей ремонта техники.  Техники со всех хуторов, принадлежащей МТС было много. Прицепные комбайны, назывались они «Сталинец 1», позднее «Сталинец 3», затем РСМ (Россельмаш) были  очень громоздкими с прицепными  копнителями. Комбайны  прицеплялись, как  правило, к двум колесным  тракторам Фордзон, позднее  Натик  и СТЗ. В МТС имелось больше десятка больших гусеничных тракторов С-60, позднее С-80. Эти мощные трактора производились в Челябинске, они в одиночку тянули комбайны  или спаренные плуги на которые полагалось по 2 прицепщика.  Большого развития в селе трактора  С-60, позднее С-80  не получили, так как запасные части были тяжелыми и самым слабым местом у них была ходовая часть. Катки, на которых располагалась гусеничная лента буквально сгорали от  трения за сезон, да и сама лента выдерживала от силы столько же.  Эти трактора не приспособлены для больших перегонов, им требовалась нагрузка, а в пахоте бесконечные  перегоны с плугом по полю.   Все трактора советскими конструкторами были скопированы  с американской техники, колесные Фордзоны  превратились в СТЗ, ДТ-54, Т-74, ДТ-75.  Гусеничные   Катерпиллеры в С-80  и далее С-100, Т-130.  Фотографии старой техники при желании можно легко найти сейчас  в Интернете.

     Мастерские капитального типа были сооружены только  для цехов, где располагались токарные и другие станки, моторный, ремонтный, инструментальные и кузня.   В кузне  работал замечательный  кузнец  Рыбаков М.К.,  в войну он попал в плен и на  предплечье у него  был  написан номер какого то лагеря. Трактора  ремонтировались под небольшими  навесами, огороженные  с трех сторон легкими  стенами. Пара - тройка тракторов для  сложного ремонта  находились в самом здании  мастерской, места там было мало, ремонт автомашин производился как  правило под навесами. 

   Электричество  вырабатывалось  в небольшом количестве агрегатом, только для нужд освещения цехов.  Токарные и прочие станки были допотопными, они приводились в действие   при помощи шкивов и торсионных передач от работающих  дизельных моторов с валом отбора мощности.  Зрелище было впечатляющее.  Ревущие моторы с валами, шкивами крутили пару  длинных труб  размещенных  по опорам,  они  передавали вращательное  движение опять таки через ременные передачи и шкивы  на токарные, фрезерные, сверлильные и наждачные станки в соседние помещения, рев в мастерской  стоял жуткий.  Здесь же в моторном цехе стояли и резервные двигатели.

     Работа  в МТС была чуть ли не на военном положении.  Любое  опоздание на работу строго наказывалось, вплоть  до ареста.  Потеря ключа или запчасти вообще не допускалось, за это можно было получить срок.  Утром, по приходу на работу надо было отметиться в инструментальной комнате, сдать номерок, под роспись получить необходимый инструмент и за работу.  Рабочий день  начинался и заканчивался по гудку. Последним инструментальщиком работал Серков Виссарион Васильевич, он докладывал директору об  опозданиях и потерях  инструментария.  Классным трактористом считался тот кто мог на слух определить неисправность двигателя  и  самостоятельно не только   напаять бобитом  вкладыши к подшипникам, но и притереть их. Такие операции делались за сезон неоднократно,  порой не обязательно гнать с поля трактор, все выполнялось на полевом стане, там даже  имелись небольшие П-образные  кранбалки, работающие от примитивных лебедок. 

    Топливо к тракторам на полевые станы подвозились на конных подводах, а с городской нефтебазы  привозили автобензовозами и распределялось из МТС по полевым бригадам  хуторов.  Возчики  нефтепродуктов обязаны были ежедневно, в любую погоду совершать свои очередные рейсы. Несмотря  на  жесткий режим работы и большие требования нехватки в рабочих руках по всем МТС не было.  Молодые парни стремились любой ценой получить в  армии  профессии шофера, танкиста, что бы потом  устроиться в МТС, так  как  автошколы и школы механизации в районе не могли выучить всех желающих.   В те годы обучение  в сельских школах массовым  профессиям не полагалось.  До  армии  молодые ребята как правило в деревне работали прицепщиками  у трактористов, во время уборки набирались опыта помощниками комбайнеров или просто стояли с вилами на копнителях  комбайнов, это была тяжелая  и пыльная работа, неплохо кстати оплачиваемая.  .  Из местных  трактористов  запомнились  наши механизаторы которые работали на  первых колесных тракторах, позже  на  МТЗ-5, они были без кабины, на  резиновом ходу: Моисеев П.К,  Земцов Василий, братья Киселевы  Иосиф и Василий, трактористы гусеничных ДТ-54, позже 75,   Фатеев Николай Илларионович, Моторыгин Сергей, Неверов Владимир,Кадушкин Юрий, экскаваторщик Беловолов Николай, беларуссисты  Зорников Алексей, Берестнев Петр и  ряд других подзабывшихся имен, но  не забытых лиц.

    В деревне любой специалист личность.  Как  не вспомнить легендарных электриков МТС и колхоза  Косолапова Иван Ф. - без него молочная ферма замирала, коровы не поены, не дояны, на току сушилки и погрузчики стояли, Андреев Алексей Яковлевич - хуторской электрик, киномеханик, его живым или мертвым доставляли в  кинобудку что бы не сорвать очередной сеанс «Тихого Дона» или  «Тарзана», заправить ленту и показать кино всегда находились помощники,  а  во время электрификации хутора он  был  желанным гостем в любом доме.  Павлиев  Александр Николаевич- местный умелец, не только  грамотный радиомеханик, электрик хутора, он  первый поставил  у себя дома высоченную телеантенну в 1963 году и купил телевизор, на смотрины телепередач  из Борисоглебска  сбегался весь хутор.  В хуторе построили водопровод, обвязали сетью животноводческие помещения, у многих хуторян появилась вода в доме, но ума  всей этой сложной системе  задвижек, колонок, протечек долго не могли дать, пока  не поставили механиком по трудоемким работам Берестнева Петра А. Проблема  начала решаться. Воду добывали из скважин, они часто выходили из строя, падали зимой обмороженные водонапорные башни, качали воду из родника  Хуторского Яра, но воды не хватало, построили новые скважины в Вихляновке  и гнали воду в хутор оттуда. Проблемы  в деревне нескончаемы, но они решались.

    На территории МТС  существовала конюшня, заведовал ей Моторыгин В.Т., инвалид  войны, он  содержал и выхаживал  выездных лошадей.  Эта  не порода лошадей, это трудяги  способные в любое время дня и ночи выехать в  тракторную бригаду хуторов  для решения срочных вопросов. Кстати выездные лошади в колхозе еще существовали  при правлении председателем Тимофеевым  Н.А.  Легковой автомобиль  ГАЗ - 67  для начальства  конечно был, но на нем  не всегда можно было преодолеть деревенское бездорожье. Связь в МТС с бригадами, коих было много, была по радиотелефону, но они работали при  наличии  заряженных,  громоздких, тяжелых и достаточно дорогих батарей.  Ею редко пользовались, так как на местах не всегда  на ночь выключались и  ресурсы батарей  падали, вскорости радиотелефоны   забросили, а когда появилось  электричество  восстанавливать было нечего.   Связь с районном была по обычному телефону, в  хуторе было около десятка номеров, они соединялись между собой и районом через телефонистку Марию Литвинову.  Почта  доставлялась  из района и в хутора на лошадиных подводах, которые по утрам ежедневно  собирались в центре села  для  получения и дальнейшей перевозки. Газеты и журналы   тогда   выписывались  в огромном количестве, но они опаздывали дня на три-четыре. 

     В тогдашней Антошинской МТС   было очень много  разъездных механиков которые были закреплены за бригадами, с них спрашивали за  качество ремонта и состояние техники.  Среди них  были наши местные знаменитости  Дурманов П. К., Крапчатов  Ф.А., Гаврилов Т.Г., Дубинин М.А., Лебедев АС.,  Берестнев А.Ф.   Долгое  время  руководил МТС  Ярцев В.А, позже Севастьянов.  Берестнев А.Ф., последний, он в 1957 принял уже реорганизованную РТС  и  через год  передал ее по решению властей  в объединенный колхоз  им. Калинина  и стал  в этом колхозе председателем до 1965 года.   В этот объединенный колхоз  вошли хутора  Лунинский,  Балтиновский, Беспаловский, Хворостянский, Хоперовский, Зорниковский, Вилковский.  В последствии  это объединение сказалось на  вымирание отдаленных  хуторов,  население которых частично переехало  в Беспаловку, или в районный центры.  Первым исчез хутор Лунинский, так как из него убрали в 1962 году начальную школу,  не нашлась замена продавцу Белоусовой. Далее  исчезли хутора  Хворостянский, Хоперовский.   В  1968 году я работал в колхозе мастером  строителем, мы еще  ремонтировали с наемными бригадами фермы, клубы в хуторах Беспаловский, Балтиновский, Зорниковский. В Вилковском народу уже было маловато, но старики оставались.  Молодежь разъезжалась оттуда  большей частью в Новохоперск и Садовку. В Хоперовке еще оставался гурт с телятами.

    Отличительным моментом в работе МТС было то что все работающие там считались рабочими и получали заработанную плату, они ходили в отпуска, а  колхозники в те времена считались неквалифицироваными кадрами, они работали в колхозах за трудодни  и получали за свой труд зерном и другой продукцией из расчета на  трудодень.  За  отработанную  годовую норму  трудодней колхозник получал  полную оплату согласно  решения собрания, за неотработанную норму могли назначить на собрании другой расчет. Многие  дети  летом  работали на колхозном току, а трудодни записывались как правило на матерей.  После передачи МТС в ведение колхозов  вместе с техникой все стали колхозниками (1957-58) годы, а с 1965 года колхозники тоже получили право на отпуск и право на  пенсию. 

    Электрификация  хутора  Беспаловский  началась в 1957  году. Одновременно со строительством новой мельницы, в пристроенном помещении  был установлен мощный корабельный двигатель с генератором, электроэнергии  хватало  не только   на нужды  МТС, но и  всему хутору. Дубовые  опоры  под электролинии  завозились с соседних лесов, работы были выполнены  за летний  сезон,  хутор получил  свет.  Лампочки  горели  в домах с 6 утра и до 12 ночи. Перед подачей или отключением  света  машинист дизельной установки обязательно, как бы предупреждая,  делал  несколько  включений-выключений рубильника, деревня знала, все, сейчас дадут или выключат  свет.  Никаких  розеток в первые годы не было. Заработала новая мельница, пилорама. К переведенному в здание конторы МТС клубу  пристроили кинобудку, фильмы в хуторе начали крутить ежедневно и для радости детей, два-три раза в неделю крутились дневные  детские фильмы. В хуторе  установили  свой радиоузел,  провели радиоточку в каждый  дом. Моторист электростанции был уважаемым человеком, одним из них был   Моисеев  Алексей, живший на другой окраине хутора. Пару летних сезонов отработал мотористом кумир беспаловской молодежи Шишкин  Владимир,  играя на гитаре рядом с моторным цехом, в вечернее  время, он перепел  для них  весь репертуар Высоцкого, Окуджавы   и других  бардов тех лет.  В 1960 году Н.С. Хрущев  сократил на миллион армию и под нее попал  молодой летчик морской авиации Шишкин  Володя, некоторое время он жил с родителями в деревне.

   Долгое  время, с  1965 по 1979 годы  колхозом им. Калинина  руководил  Рузаев П.В.,  при нем был построен  свинокомплекс,  новая Беспаловская  школа, он приложил все силы для удержания на плаву хутора Балтиновский, даже построил за колхозный счет  там  клуб, коробка  здания до сих пор существует. Но время неумолимо, сократилось количество учащихся в школе, некому также  принять магазин и хутор потихоньку разбежался. Во времена нового председателя  Тимофеева Н.А  хутор еще немного продержался и исчез.  Задумки у председателей были хорошие, Рузаев П.В.,  в конце  70 годов, например  за колхозные деньги начал строить насыпь автодороги из Беспаловки до Искровского грейдера, через Липяги.  Подойдя с насыпью дороги до границы с кировскими полями, что за хутором Лунинский, стройка остановилась.  Тогдашний председатель колхоза им. Кирова Вихлянов Н.С.  категорически запретил  беспаловским строить дорогу на своей территории, протащив это решение  через колхозное собрание. Даже Урюпинский ГК КПСС  не смог это решение изменить,  но не от бессилия, а от того что  на наших районных землях  началось строительство газопровода союзного значения  Уренгой-Помары-Ужгород.  Компрессорная станция должна была быть построена  по первоначальному плану рядом с Добринкой, на территории  тогдашнего аэродрома, что неподалеку от балки Сухой Лог.  Председатель исполкома райсовета Серков П.М. и 1 секретарь Горкома КПСС Анипкин А.М. сумели кат то убедить областное начальство в том что компрессорную надо построить не в Добринке а в Бубновке. Дескать  в Добринке и так есть рабочие места, там отделение  откормсовхоза,  коммунхоз, больница,  маслобойка, райпо, аптека, хорошая школа, а Бубновка в связи с закрытием Акуловского плодозавода скоро просто разбежится.  «Волгоградтрансгаз»  начал соглашаться, но поставил условие, дорогу до Бубновки строим общими усилиями. Таким образом, если раньше планировалось строительство дороги до хуторов  Беспаловский, Вихляновский через хутора  Забурдяевский, Григорьевский, как она  традиционно была  всю жизнь,  ее повернули по буграм и балкам, т.е.  туда,  где она сейчас и существует. Только до Варламова кордона  и далее до Беспаловки  и Вихляновки дорога построена облавтодором,  а от кордона до Бубновки  газовики  строили  собственными силами. От этих изменений умер не только хутор Балтиновский, но Григоревский с Ольхами. А ведь в этих хуторах население  традиционно занималось огородничеством и наши беспаловцы вечно покупали там помидоры, огурцы и другие овощи.

   Вместе с МТС  в хуторе Беспаловский существовало сельпо, оно было создано в начале 50 годов. Обслуживалось население  промышленными и продовольственными товарами большого куста хуторов, что примыкали к  Антошинской  МТС,  начиная с Розовки, Украинского, Троицкого и остальными нашими, впоследствии вошедшие в единый колхоз, включая и Вихляновские.  Сельпо получала товары в Добринском и Урюпинских райпо, затем все это распределялось по хуторам. В конторе  МТС тоже  был магазин.  Кроме этого в бригадных вагончиках несколько лет были так называемые  магазины без продавцов.  Там, любой желающий механизатор или привлеченный колхозник мог приобрести, естественно за деньги папиросы, сигареты, спички, конфеты, сахар и другой товар по заказу, самостоятельно расплачиваясь, т.е. оставляя деньги в  определенном месте этого магазинчика.  Начинание было очень хорошим, но не могло оно просуществовать долго, так как все таки находились люди которые не только подворовывали товар, но и  брали деньги  с кассы.  Руководил  Беспаловским сельпо Е.Г. Фетюхин,  прошедший большую жизненную  школу, родом из х. Лунинского,  бывший пограничник, работник МВД,  председатель бывшего  Балтиновского сельсовета.  Проработал он в сельпо до его ликвидации в 1968 году, в связи с объединением Добринского и Урюпинских райпотребсоюзов.  Позже, до ухода на пенсию в 1973 году, он  работал заведующим Беспаловским свинокомплексом.  А первым заведующим этого комплекса был Иван Антонович  Шишкин.  Его брат, Еремей Антонович  Шишкин  продолжительное время работал в в беспаловской бригаде бригадиром.

    Большой вклад  в развитие колхоза им. Калинина внес Тимофеев Н.А., он  попал  в председатели   колхоза после объединения с вихляновским хозяйством.  Вихляновский колхоз имени  ХХ1 или другого съезда  ранее присоединяли к Бубновскому колхозу Ленина, но не прижились они там, далековато приходилось ездить в правление по разным мелочам, запросились к беспаловским, разрешили но, прислали оттуда председателем Тимофеева Н.А.,  Рузаев П.В.  к тому времени запросился на пенсию,  он кажется 18 или 20 года рождения.  Позже, работая  в районной Думе председателем, Тимофеев любил подчеркивать, что беспаловский колхоз  в его время  производил молока и свинины  больше чем  весь Урюпинский район сейчас , но куда все это девалось  вопрос, молоко в городе  можно  было достать отстояв  большую  очередь, и давали не более  4 бутылок, то бишь 2 литра  в одни  руки, мясо  обычно  из под полы, ворованное. А всего в районе в то время было 25 сельхозпредприятий  и они производили большую прорву  молока и мяса.       После  Тимофеева  председателем работал Сказоватов В.М. он тоже внес неоценимый вклад в развитие хутора, при нем закончили строительство  асфальтированной дороги.

    Позже, работая главой сельского поселения, Сказоватов В.М., при тех же финансовых ресурсах,  сделал  для хутора  гораздо больше чем  все его предшественники, сельсоветчики,  вместе взятые.  Хутор изменился,  благоустроили центр, скверик примыкающий к школе и зданию с\совета, навели порядок на кладбище, газифицировали хутор, школу, Дом культуры.  Совместно  с неравнодушными земляками построили  часовню, они  преобразовали  прилегающую территорию.  Местное сельхозпредприятие помогало администрации  в  решении многих финансовых проблем, но такая помощь была  нужна  во все времена, а задача  главы поселения как раз состояла в том, что бы объединить желания, умение и  возможности  всех. Несмотря  на  коллизии современной жизни  руководитель «Рассвета» Земцов С.Г. и  глава сельской администрации Сказоватов В.М.  нашли общий взгляд на хуторские проблемы, хотя к сожалению, численность  населения не только в нашем хуторе, но и в целом в деревне заметно снижается.  

    Иногда слышатся разговоры о том, что мало помнят историю своего хутора, колхоза.  А кто мешает вспомнить сейчас еще живущим ветеранам об этой истории, надо просто расшевелить своих деревенских  ветеранов, расспросить их, собрать в кучу воспоминания.

   Нас, пацанов 40-50-х  годов, за плату  просили собирать черепашку, платили конечно копейки, но мы бегали по двое в поле с какими то тряпками  и ловили в эти бредни черепашку, которую засовывали потом в бутылки  и сдавали на вес.  Денег у мальчишек не было, а ситро хотелось,  собирали металлом, сдавали его приемщикам  на телегах, вместе с тряпичным рваньем, что бы купить батарейки к фонарикам или сами фонарики. Маклаки знали что привозить пацанам.   Иногда подворовывали  дома яйца, которые они у нас  с удовольствием принимали. От родителей конечно доставалось, но на Троицу ссыпаться  с друзьями где нибудь в заросшем сквере в центре  хутора, или в Яру у родника, святое дело.

   Ну а более взрослым  беспаловцам  можно было бы многое рассказать о своей работе в колхозе. Им есть что рассказывать, это целый пласт, целая эпоха. Надо только расшевелить ветеранов, дать им возможность рассказать и записать их рассказы для пересказа.  Про внедрение квадратно-гнездового способа посева кукурузы или подсолнечника, когда  приходилось  таскать маркерную проволоку вручную, в первые годы  ее внедрения, можно писать мемуары, слава богу нашлись умные головы и решили эту проблему.  А знаете ли Вы что сзади огорода Мацинина Н.И.,(бывшего беспаловского фельдшера) или сейчас подворья  Кожевниковых  был аэродром в Беспаловке, с него летом  ежедневно взлетали самолеты АН -2  чтобы распылять  в борьбе с черепашкой  и другой заразой в лесах и полях дуст. Он запрещен сейчас во всех странах мира. Тогда в 50-х  годах  его ведрами насыпали из мешков в самолеты, о респираторах или  противогазах  вроде слышали, но не пользовались, в поле стояли хуторяне  сигнальщики с флажками, указывая летчику  траекторию  следующего  залета с дустом.  Идиотизм высшей меры.

   Первые  коровники строили из бутового  камня  на известковом растворе, доски пилились вручную на специально построенных подмостках, тут же рядом со стройкой. Оконные и дверные проемы для ферм  изготавливались мастеровитыми  плотниками  тут же на верстаках. Человек имеющий алмазный стеклорез был всегда в почете. Печники ценились на вес золота, о них молва шла впереди и была очередь чуть ли не весь год.

    Сколько замечательных людей жили и живут сейчас в хуторе, они не должны быть забыты, нас научили  помнить павших в Великой Отечественной войне, а про наших бывших и  настоящих  рядовых или передовых  доярках или свиноводах, трактористах  или водителях   кто будет вспоминать, если не дети.   У нас  одних настоящих полковников из Беспаловки или соседних хуторов  может набраться   с десяток.  Сапронов Александр, Морозов Сергей,  Миронов Николай, Яровой Сергей  и ряд других наших  земляков   могли бы   рассказать не одну историю, пусть не про себя,  про своих родителей. Петр Максимович Серков  рассказывал о своей  дружбе  с Виктор Николаевичем Архиповым (учитель, парторг Беспаловки) они по старой доброй привычке,  живя  рядом, в районе, переписывались, хотя могли бы и созваниваться, но  в письмах они как бы рассказывали друг другу о новостях и впечатлениях  той жизни. Виктор Николаевич  что то  писал дома, составлял  историю  хутора  Беспаловский, но  рано ушел  из жизни.  С записями мог бы познакомить его сын Геннадий, но он  тоже рано  ушел  из   жизни, и кто знает где теперь эти его наброски о хуторе.

  Много известного  неизвестного в жизни любого населенного пункта, но  если в   городах еще находятся любители - краеведы которые что то пытаются  узнать  о своей истории,  то деревенских  трудно   расшевелить, видно побаиваются  своих друзей  и искажения  каких то несущественных  фактов. Хотя  при тихом молчании мы теряем гораздо больше.

 

    Берестнев   Владимир. 

 

Категория: Станицы и хутора Урюпинского района | Добавил: знакомец (14.03.2014)
Просмотров: 1655 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]