Категории каталога

Природа и люди [27]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Даёте ли вы взятки?
Всего ответов: 211

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Книга Евдокимова "Без вины виноватые"

Без вины виноватые. Часть первая. ЗАГОВОР
Информационный бюллетень № 1 оргбюро Царицынского губкома от 20 июля 1921 года привлекал броским заголовком «Ко всем честным труженикам Хоперского округа».* Далее сообщалось, что согласно постановлению губкома РКП Хоперская партийная организация объявляется распущенной.
 
Не называя поименно конкретных виновников чрезвычайной ситуации (многие из них к этому времени уже отбывали наказание в концентрационных лагерях Архангельской губернии), губком констатировал, что внутренняя грызня между ответственными работниками, карьеризм и интриганство ослабили Хоперскую организацию коммунистов. Пользуясь неразберихой, в нее проник некоммунистический элемент, который вместе с бандитами и эсерами готовил заговор. Вышестоящий партийный орган в духе времени требовал «излечить заболевшую организацию противохолерной прививкой. Царицынский губисполком создал «чрезвычайно-ревизионно- следственную комиссию» под председательством Н.Узюкова, которая начала собирать сведения о злоупотреблениях как отдельных лиц, так и учреждений.
 
Прием заявлений граждан велся с 10 до 14 часов, после 14 часов прием осуществлял лично председатель комиссии.** Началу следствия, приведшему к многочисленным арестам и появлению грозных партийных циркуляров, предшествовал обычный донос. В мае 1921 года некая гражданка, а именно жена начальника уголовного розыска Хоперского округа Степана Даниловича Тушканова, по бабьей болтливости, а может быть, из каких других соображений поведала соседу нечто, о чем бабе следовало бы молчать. Сосед оказался бдительным. Вскоре от него поступила записка в компарт*** Хоперского округа, мол, та жена рассказывала, что ее муж является участником заговора левых эсеров, что в заговоре участвуют лица из ответственных окружных работников, а также некоторые коммунисты,**** и что списки на всех у мужа имеются.
 
Прервем на некоторое время повествование, чтобы напомнить читателю, кто же такие были левые эсеры на заре туманной юности наших дедов. Партия социалистов-революционеров возникла в 1901 году и до 1917 года по многим вопросам разделяла взгляды большевиков. Многие эсеры входили в состав послереволюционного правительства, возглавляли советские и государственные учреждения, составляли большинство в · См. Центр хранения документов новейшей истории Волгоградской области (Далее ЦХДНИВО). ф. 9. Оп. 1. Копии протоколов заседаний, съездов, конференций, президиумов, бюро, общих собраний, ячеек РКП (б). Оригиналы хранятся в Центральном архиве Маркса-Ленина. ** ЦХДНИВО, 21.07.1921. *** Компарт – партийный комитет. **** См. Волгоградский архив ФСБ. Следственный материал ВЧК при СНК, в 9-ти т. Дело №10256/10423 по обвинению Хоперского заговора левых с-р. (далее ВАФСБ). исполкомах Петроградского и других Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В июльские дни 1917 года эсеры заняли позицию конфронтации с большевиками.
 
Их лидеры (Керенский, Савинков) пытались договориться с генералом Корниловым и через военную диктатуру взять власть в свои руки. В этот период от партии выделилось левое крыло, ставшее самостоятельной партией левых эсеров (одна из видных лидеров М.А.Спиридонова). Если правые встали на путь активной вооруженной борьбы с большевиками, то левые эсеры мечтали не только о власти в России – они были готовы сложить головы за «победу мировой революции». Главным врагом эсеры считали германский империализм, «морящий нас голодом».*
 
Первым отчаянным актом партии стало убийство немецкого посла Мирбаха. В своем воззвании левые эсеры не скрывали своих взглядов. Они открыто говорили, что властвующая часть большевиков исполняет приказы германских палачей, и призывали народ на защиту революции. Чем все это закончилось, хорошо известно из истории. Отряды эсеров были расстреляны большевиками при помощи артиллерии с близкого расстояния, многие участники и лидеры арестованы. Но движение эсеров не умерло, его сторонники продолжали борьбу за свои идеалы, переместившись на периферию. Вернемся, однако, к нашему «соседу», зачастившему по вечерам в казенное учреждение. В 1ч.45мин. 21 мая 1921 года он дал Урюпинским чекистам особо важные показания.
 
Протокольная запись** свидетельствует: Жена Тушканова часто говорила, что ее муж не коммунист, а левый эсер. Позже я спровоцировал Тушканова на откровенность, сказав, что я тоже коммунист бумажный и жду удобного случая из коммунистов выписаться. Тогда он рассказал, что в станице Добринской есть организация, которой он руководит вместе с двумя товарищами, приехавшими из Москвы. В заговоре участвуют генералы и офицеры, все они имеют связь с Москвой и Новочеркасском, есть оружие и пулеметы. Я спросил: «А какая программа у левых эсеров?». Тушканов ответил, что они из домов не выгоняют, землю не отбирают, хотят, чтобы было Учредительное собрание. Он также рассказал, что день выступления заговорщиков назначен на 21 – 22 мая, но ввиду того, что мост через Хопер не был готов, а организация была не совсем в порядке (??? – авт.), выступление перенесено на более поздний срок.
 
Неопределенность в словах, что «организация была не совсем в порядке», вызывает недоумение: а была ли организация вообще? Однако, письменные данные «соседа» легко легли в основу политико-криминальной версии о наличии в Прихоперье левоэсеровского подполья. По реестру ВЧК делу присвоили номер 10256/10423. Уже на второй день оно стало пухнуть от стекающегося со всех концов Хоперского округа компромата. Такая · Здесь и ниже, «Советская историческая энциклопедия»,т.16, М., 1976. ** См. ВАФСБ. оперативность может вызывать лишь восхищение. Но и не отвергает версию, что заговор с самого начала инсценировался органами ВЧК. Главную информацию чекистам по-прежнему выдавал «сосед», частенько посещавший жену начальника угрозыска, а также агентурные доносы оплачиваемых сексотов.* За сутки поступало до десятка сообщений. Из сообщения Тер.** 22 мая Тушканов выехал в Новохоперск.

Из сообщения Тер. 23 мая с.г. Тушканов выехал на ст. Филоново для инструктирования отряда. Задача Тушканова – объехать округ, где имеются сообщники. Из сообщения Н. В ближайшее время будет нападение банд на Добринский и Урюпинский исполкомы с целью вырезать их работников. Из сообщения Тер. Филоновские к выступлению готовы. Тушканов на днях приедет в ст. Урюпинскую. Новохоперской группой будет командовать Моторыгин,*** сбежавший из Урюпинской тюрьмы. Связь с Новочеркасском поддерживается через почту под видом казенно-правительственной переписки. У заговорщиков имеются советские печати и бланки. Ввиду того, что многие добровольно примкнули к заговору, как условие выставляют необходимость демонстративной мобилизации, чтобы потом, попавшись, можно было себя оправдать, мол, насильно был мобилизован. Из сообщения Тер. Тушканов приехал в Урюпинскую 22 мая, чтобы сделать доклад участникам заговора, которые съехались из окружных станиц в Урюпинскую.
 
Место собрания установить не удалось. Присутствовали казаки из Добринской, Котовской, Михайловской и Урюпинской станиц. Ожидается представительство из Москвы и Новочеркасска. Сообщение в особую комиссию Хоперского округа из х.Балтиновского (подпись неразборчиво). Доношу, что 21 мая в хуторе замечен тайный заговор лиц (перечислено восемь фамилий). Вели агитацию против советской власти. Прошу принять меры. Подленькие, дешевые доносы. Позже, занимаясь этой темой, мне встречались сотни таких писулек, по которым впоследствии люди страдали вполне реально. За три майских дня 1921 года следователи ВЧК довели «дело» до масштабов крупного и опасного заговора против советской власти. После того, как «сосед» проинформировал органы о нелегальном собрании левых эсеров, нервы чекистов не выдержали.
 
На следующий день «слушателей доклада» без особого шума арестовали. Самым настораживающим моментом для чекистов было то, что во главе заговорщиков находились сотрудники окрмилиции. Сопротивления никто из задержанных лиц не оказывал, да, наверное, и не собирался оказывать. Не было причины. Не было противоправных действий. Как показало следствие, за всю свою деятельность «заговорщики» и собрались- то всего два раза, 16 и 23 мая. Первое собрание, где присутствовало несколько человек, состоялось в Урюпинской, в доме №40 на улице Песчаной, бывшей Дворянской. Решили · Сексот – секретный сотрудник. ** Прим. Автор дал расписку о неразглашении имен до рассекречивания дела о Хоперском заговоре левых социалистов революционеров, поэтому подлинные фамилии сокращены. Тер. – «сосед». *** Моторыгин Петр Иванович – бывший атаман ст. Михайловской. отправить двух человек в Москву, в ЦК левых эсеров за литературой. Двадцатишестилетний журналист штаба окрмилиции рассказал при допросе, что на том собрании присутствовало семь человек.
 
Разговаривали до рассвета. После того как 22 мая из столицы привезли литературу, собрались еще раз для ее обсуждения. Место избрали за дамбой, в Черничкином саду. Приехавшие рассказали, что лидеры левых эсеров Спиридонова и Карелин арестованы. Утром следующего дня всех задержали. Началось дознание. Активно заработал секретный телеграф, выведывая порочащие связи. Телеграммы разлетались во все концы огромной страны. Немедленно задержите и доставьте в Царицын Букарева Тихона Яковлевича, приметы: немного выше среднего роста, иногда носит бороду бритую под бланже, большие быстрые черные глаза, малороссийский акцент; Арестуйте Моторыгина Петра Ивановича, проживает в ст. Михайловской, рост выше среднего, русый…* По материалам следствия видно, что обыск в квартире на ул. Песчаной ничего не дал. У хозяина Тимофеева обнаружили деловых бумаг 153 шт., 14 фотографий, папку для бумаг и совденег 104 рубля. Придраться было не к чему. Улики искались безуспешно.
 
Начальника уголовного розыска Хоперского округа Тушканова, члена РКП(б), допрашивали сразу же в день ареста. Его признание выявило политический характер дела. Отвечая на вопросы следователя, он говорил: Условия, в которых находится республика, крайне тяжелые. Продовольственная политика душит крестьян. Мобилизация в Красную Армию сопровождается повальным дезертирством. Партия большевиков сильно ослабла. Многие говорят о падении советской власти. Необходимо приблизить этот конец. Организация левых эсеров в Урюпинской не была организацией в строгом смысле слова. Велась работа, которая заключалась в беседах, хотя и строго конспирировалась. Работы вообще никакой не было до приезда из Москвы с курсов военной академии Килякова Ивана Григорьевича. Он старый эсер. Примкнув к нам, стал давать работу. Он говорил о недопустимости партийной диктатуры, рисовал план государственного строя по примеру Дальневосточной республики (очевидно, имелась в виду Донская область с собственным правительством. – авт.). Киляков предлагал как средство борьбы агитацию против коммунистов на выборах в Советы, внес поправку в программу московских эсеров: «террор» заменить словами «разоружение коммунистов». Был организован штаб, куда вошли Киляков и еще два человека.
 
Меня посылали в станицу Михайловскую для подсчета наших сил. Я встретился с Моторыгиным, который сказал, что может выставить 300 сабель.
Мне показалось, что он преувеличивает, и штабу я доложил о наличии 150. Также доложил ситуацию по другим станицам. В тот же день дал показания и двадцативосьмилетний Киляков, слушатель Академии Генштаба младших курсов. С начала февральской революции я примкнул к партии эсеров левого течения, в каковой состою по настоящее время. В 1920 году узнал о зачатках этой партии в Хоперском округе. Мне сообщили, что были ячейки в Михайловской, · См. ВАФСБ. Добринской, Тепикинской, Луковской станицах, в хуторе Балтиновском. Создали руководящий центр, провели два собрания. Отрицательно относимся к тактике Московской организации. Выступление решили отложить до благоприятного времени. Мне было поручено связаться с Новохоперской организацией, выяснить политическую физиономию Антонова (руководителя антисоветского восстания на Тамбовщине. – авт.), войдя с ним в соприкосновение. У членов организации находится оружие разного рода. Не совсем честно повел себя на допросе сотрудник-агент уголовного розыска, зять Тушканова.
 
Начальник уголовного розыска с некоторых пор стал посылать меня с записками к различным людям. Сообщил мне о существовании организации в Хоперском округе, цель которой поднять восстание против советской власти. Предложил быть членом. Не посмев возразить как начальнику и родственнику, согласился. (Выдал следователю фамилии пяти человек, общавшихся с Тушкановым. – авт.). Был участником собрания в Черничкином саду. Присутствовало человек 15 – 20 в штатских и военного образца костюмах. Обсуждался вопрос о дне восстания. Многочисленные протоколы допросов участников, организаторов, сочувствующих, пособников и пр. предварительного следствия похожи один на другой и не добавляют к вышеизложенному тексту ничего существенного. Но обратим внимание на то, кто составлял костяк левоэсеровских сил. Среди допрашиваемых лиц были школьный работник 1 ступени по внеклассной работе, заместитель заведующего подотделом по охране детства, наробразработник, т.е. люди, наверняка, далекие от «свергателей» советской власти. Тем не менее, заключение по предварительному следствию было представлено для судебного разбирательства.
 
Громкая политическая фраза зачастую подменяла доказательство. Констатировалось, что контрреволюционный заговор имел целью, путем вооруженного выступления, захватить власть в округе в пользу левых социалистов – революционеров (интернационалистов). Задержано 203 человека. Почва к созданию заговора в Хоперском округе готовилась вербовкой членов с ноября 1920 года, путем агитации против продразверстки, против отдельных членов РКП (б).* С середины мая 1921 г., отмечалось в заключении следствия, работа пошла настолько усиленными темпами, что к 23 мая – дню раскрытия и ликвидации организации, заговорщиков насчитывалось 250 человек. Вдохновителем заговора является член ЦК партии левых эсеров Базарный Яков Степанович,** организатор крестьянского восстания против «белых» в 1919 году, в селах Пыховке и Красном Хоперского округа, проживающий с того времени нелегально, но имевший с ЦК тесную связь до последнего времени. Заговорщиками и пособниками являлись: Букарев Т.Я. – член · Материал в изложении. Определения сохранены по первоисточнику. См. ВАФСБ. ** Вымысел. Нигде в уголовном деле Базарный Я.М. в связях с Урюпинскими заговорщиками не уличен. партии левых эсеров, Редин И.Е., Киляков И.Г., Тушканов С.Д. и др., всего 16 человек.
 
Заговорщики, для достижения своей цели не брезговали связью с скрывающимся в степях Хоперского округа белогвардейцем Моторыгиным, объявленным Советской властью вне закона, имевшим чин подполковника. От Моторыгина заговорщики получали сведения о наличии вооруженных сил в округе, которые могли принять участие в вооруженном восстании. По результатам предварительного расследования суд вынес приговоры. Тушканова и его зятя, также работника уголовного розыска, за измену присяге расстреляли. Двадцать человек были отправлены на два года в концлагерь Архангельска. Среди осужденных заговорщиков находился и Киляков. Выделяя этого человека из числа других, автор хотел бы подчеркнуть, что его трагическую судьбу удалось проследить до 1939 года, когда по приговору выездной сессии военного трибунала в Урюпинске, он получил десять лет каторги за свои «грехи» в 1921 году. Из лагерей он уже не вернулся. Был реабилитирован в 1959 году по последнему сроку. О первой судимости не вспомнили. Человека-то уже не было. Не было и проблемы.
 
Предварительное следствие по левоэсеровскому заговору окончилось в июле 1921 года. Справедливости ради надо отметить гуманность первых большевистских репрессий. Сроки заключения давались малые, многих арестантов «прощали» по ходатайствам, отпускали из лагерей на лечение. Например, 14 ноября 1921 года один из заключенных был признан страдающим душевной болезнью и отправлен на лечение. Семья осужденного Филимонова из хутора Бесплемяновского обратилась в организацию Красного Креста, чтобы там поспособствовали через ГПУ освободить главу семейства, т.к. он является «единственным трудоспособным работником и необходим во время полевого периода». Просьбу удовлетворили. В декабре, по личному распоряжению заместителя председателя ВЧК ГПУ Уншлихта, медработнику, помогавшему «бандитам» в излечении, расстрел заменили двумя годами лагерей. Так же, по ходатайствам, были освобождены еще несколько заключенных.*
 
Однако завязка дела, репрессии в отношении двух десятков человек, сравнительно легкие наказания, за исключением двух расстрелов по особым мотивам, были лишь цветочками затеваемой политической авантюры. · Прим. Такая «легкомысленность» Уншлихта не всегда нравилась Ленину. Известно гневное письмо, которое пряталось в архиве под грифом «Строго секретно» и поэтому не вошло в многочисленные Ленинские сборники. «17/09 т. Уншлихт! Будьте любезны распорядиться: вернуть мне все приложенные бумаги с пометками, кто выслан, кто сидит, кто (и почему) избавлен от высылки? Ваш Ленин». (Центральный архив Института Маркса-Ленина, ф. 2, оп. 2, ед. хр. 1245). Ягодки появились позже. За предварительным следствием началось основное. Для «точного установления виновности» и предания суду остальных подозреваемых потребовалось еще немало времени. Агентурные разработки значительно расширили географию политического сыска, письма и телеграммы стали поступать со всех концов страны. Докладывая о первых результатах, хоперские чекисты телеграфировали 7 июля в Москву: «Следствие по делу левоэсеровского заговора в Хоперском округе усиленно продолжается. Выявляются новые члены. По непроверенным сведениям в ст. Новоанненской имеется сильная ячейка левых эсеров во главе с местной бюрократической интеллигенцией. Активности не проявляют. Дознание началось в ст. Филоновской».
 
Такую информацию Москва ждала с нетерпением. Дело о «заговорщиках» с Хопра служило не только наглядным уроком расправы с политической оппозицией, оно являлось орудием более перспективной политики – политики дальнейшего расказачивания и расчленения Донской области. Уж больно ненадежной опорой для государства виделись «казаки с лампасами». В одном из сохранившихся документов Хоперского окружкома ВКП (б) в конце 20-х годов отмечалось, что « после разгрома белой армии и возникновения органов Советской власти в Хоперском округе в течении первых 2 –3 лет среди казачества продолжало сохранятся острое враждебное отношение к новым порядкам».* После отмены печально известной директивы Свердлова по расказачиванию, вызвавшей бурю негодования и вооруженные конфликты советской власти с казаками, в 1919 году ЦК РКП (б) несколько изменил свою тактику и призвал коммунистов проводить среди казаков политику расслоения и разделения территориально. Неоднократно рассматривая вопрос о работе на Дону, Оргбюро ЦК РКП (б) особо подчеркивало, что не должно быть никакого Донского исполкома, никакого государственного органа, никакого подобия Донского правительства.**
 
И на местах продолжалось расказачивание по-свердловски и расслоение по-цековски. Такая политика напрямую затрагивала Хоперский округ. Его начали «отрывать» от Донской области. 6 января 1921 года на заседании комитета Хоперской окружной организации РКП (б) в повестку дня коммунисты внесли вопрос о присоединении Хоперского округа « к соседним областям». Такая небрежная постановка вопроса об округе с четырехсоттысячным населением многим не понравилась. После дебатов решили узнать мнение рядовых коммунистов, рассмотреть вопрос на станичных ячейках, а затем на окружном съезде Советов.*** · См. ЦХДНИВО, ф. 9, Копии… 1927 – 1930. ** См. подробнее. Жур-л «Известия ЦК КПСС», №7, 1989, с.147. *** См. ЦХДНИВО, ф. 9, Копии… 1921. Но Москва, видно, торопила. Не дожидаясь окружного съезда Советов, вопрос «о присоединении северных округов Донобласти к одной из губерний» был вынесен на 1У окружную Хоперскую партконференцию 4 февраля 1921 года. Докладчик по основному вопросу подчеркнул, что есть необходимость по политическим, экономическим и административным соображениям присоединить северные округа Донобласти к ближайшей губернии, каковой является Царицинская.
 
Конференция по-партийному, как говорится, в лоб, хотя и несколько коряво, постановила: принимая во внимание «громадное расстояние от административного центра – Ростова, что служит следствием невозможности достижения нормальной связи и экономических отношений с одной стороны, исходя из политических соображений по вопросу о расчленении Донобласти, 1У-я окружная партконференция считает своевременным и необходимым приобщить Хоперский округ к Царицинской губернии, сохранив названия округ, станица, хутор».* Последнее, видимо было дописано в качестве временной уступки. Пройдет два года, и секретарь Царицынского губкома Доненко отправит секретарю ЦК РКП Молотову секретное письмо: «Губком считает своевременным и поднимает вопрос по советской линии о принятии мер расказачивания донских казаков. Донскую область нужно срочно упразднить, отдав половину нам, а половину Донецкой губернии, заменив название округов уездами».** Последовавший вскоре за партконференцией У1 окружной съезд Советов вынес окончательный вердикт: присоединить Хоперский округ к Царицынской губернии.***
 
Решение утвердил ВЦИК. Партийное и советское руководство, да и население присоединенного казачьего округа «мятежной» Донобласти, Царицыну явно не приглянулись. На огромной территории, чуть ли не в половину тогдашней царицынской губернии, жили особые традиции казачьей вольницы, независимости, обособленности. Выходцы из Донобласти считались неблагонадежными. Уж слишком крепко сидели в памяти их вечная служба царю, разгоны пролетарских манифестаций, массовое участие в белогвардейском движении, недавние казачьи восстания… Москва и Царицын были готовы к коренной замене прежних руководящих кадров. В июле 1921 года бюро Царицынского губкома заявило: «Мы имеем полную возможность произвести генеральный смотр коммунистических рядов, изгнать из них негодный элемент. ЦК РКП объявил о необходимости пересмотра личного состава партии с 1 августа по 1 октября, но Хоперской организации этот генеральный смотр приходиться производить в иных · См. ЦХДНИВО, ф. 9. Копии…1921. ** См. ЦХДНИВО. ф. 9, оп.№1, ед.хр.6. *** См. ЦХДНИВО. ф. 9. Копии…1921. . условиях.
 
Организация ослабла, товарищеская среда заменена генеральскими выкриками, организация заболела, поэтому она объявляется распущенной 19 июля, 19-го же начинается прием в ее члены».* И тут, на большевистское счастье, «созрело» дело о Хоперском заговоре левых эсеров, его заключительный акт. В сети партийцев и чекистов пошла «крупная рыба». Появилась возможность сменить руководство не только партийной организации, но и органов ВЧК. В связи с заговорщиками был уличен командированный для постоянной работы в качестве председателя политбюро Хоперского округа от Дончека Алексей Лащилин. Интересно, что дело Лащилина «разрабатывали» независимо друг от друга органы Царгубчека и РКП (б). Первые «шили» дело за пособничество левоэсеровскому заговору, а вторые – за пьянство, картежную игру и взятничество. Царицынские чекисты не могли простить Лащилину откровенные насмешки над «заговором» левых эсеров, отпуск заложников при приближении банд и что он очень недоверчиво относился к различным доносам. По информации осведомительницы Царгубчека Иванниковой, дело Лащилина было выделено в побочное и рассматривалось, видимо, чрезвычайной ревизионно-следственной комиссией. Безусловно, в расправе с руководством Хоперского округа, главными организаторами и исполнителями явились чекисты Царгубчека. Наверняка Лащилин знал, что если где-то в деле для заговорщиков не хватало аргументов, в качестве доказательств в ход шли самые примитивные домыслы.
 
О каком заговоре левых эсеров могла идти речь, если среди сотен задержанных их не набиралось и десятка? К сообщникам заговорщиков причислялись лица, отыскиваемые по адресам и номерам телефонов в записных книжках. Оружие и пулеметы, упоминавшиеся в доносах, при обысках не находились. Информация в записках, поступавшая в ЧК о якобы готовящихся набегах банд, впоследствии не подтверждалась. Информатор Царгубчека Иванникова, докладывая начальству о ситуации в округе, сама удивлялась: почему на бандитизм в округе почти никто не обращает внимание? Не разрабатывался детальный план восстания, не велся точный учет сторонников. Заговорщики не признавали боевую программу своего ЦК и не имели с ним постоянной связи. Туманные формулировки обвинения типа «заговорщики не брезговали связью со скрывающимся в степях Хоперского округа бандитом-белогвардейцем Моторыгиным, объявленным Советской властью вне закона» ни о чем не говорят. Ни один человек от деятельности заговорщиков не пострадал. Недоказанным осталось предположение о желании «банды Моторыгина» поддержать заговорщиков, сомнительно даже существование и участие банды в разбойных нападениях. Среди старожилов Прихоперья живет добрая память об · См. ЦХДНИВО. ф. 9. Копии…1921. ** См. ВАФСБ. атамане станицы Михайловской Петре Ивановиче Моторыгине. И арестованные заговорщики на допросах, и сотрудники окрмилиции, упоминая Моторыгина, всегда величали его по имени – отчеству, о чем свидетельствуют протоколы допросов.
 
Непонятно, каким образом в сентябре, Хоперское политбюро направило осужденных Редина И.Е. и Килякова И.Г. для захвата заложников в «контрреволюционных волостях и станицах».* Может быть, по всему этому на деле до настоящего времени стоит гриф «Секретно»? И, тем не менее, 29 марта 1922 года заключительный акт по делу о Хоперском заговоре левых социал-революционеров был подписан. Интерес представляет его подлинное содержание с некоторыми сокращениями. …аресты начались с 23 мая 1921 года. По мере допросов выявлялась истинная физиономия организации, существовавшей под фирмой левоэсеровской и имевшей связь с Воронежской и Тамбовской губерниями, Кубобластью, Новочеркасском, Балашовом и Царицыным. Тесно сплотившись с бандитами данной местности, они намеривались связаться с бандой Антонова в Тамбовской губернии. Были выявлены истинные организаторы: Базарный – член ЦК левых эсеров, Букарев Т.Я. – бывший сотрудник комбеда, чл. партии левых эсеров, Редин И.Е. – чл. партии левых эсеров, Киляков И.Г. – слушатель Академии Генштаба, чл. партии левых эсеров. О подготовке заговора было сообщено в Партгубчека, в Московскую ВЧК.
 
Началось более детальное расследование. Было арестовано более 200 человек. В число арестованных попал бывший начальник политбюро Хоперского округа Лащилин А., прочие арестованные были люди «от сохи», учительский персонал, члены и председатели станичных и хуторских исполкомов, сотрудники милиции во главе с бывшим начальником штаба окрмилиции. Выявилась гнусная работа даже среди многих коммунистов. Были изъяты особые удостоверения для членов организации со штампом: «Тайная организация освобождения народа. Долой коммунистов!». У Тушканова С.Д. было удостоверение №228. Среди членов организации был особый пароль. Обращение: «Что, Петр Иванович жив?». Ответ: «Его отправили в лазарет». И только после обмена этими фразами, участники могли приступить к продолжению дела. Организация имела свой тайный символ: кинжал, гром и вермишель, т.е. символ имел значение – прогремит гром и из коммунистов получится вермишель. Это предполагало избиение коммунистов. Связь между бандами Моторыгина и организацией левых эсеров осуществляли агенты уголовного розыска, которые при разъездах передавали важные сведения и учитывали наличие реальной силы…** В списки подозреваемых лиц были включены практически все руководящие работники Хоперского округа, в том числе председатель окрисполкома. Округ перестал существовать и уже не мог представлять политической опасности Советской власти. К концу 1921 года в кабинетах прежнего начальства сидели новые люди. · См. ЦХДНИВО. ф. 9. Копии… 1921. ** См. ВАФСБ. Царицынские чекисты справились с поставленной задачей.
 
Донскую область расчленили, Хоперский округ стал составной частью Царицынской губернии, а исполнительные, политические и партийные органы разогнаны. За участие в сфабрикованном левоэсеровском заговоре четырнадцать хоперцев отправили в Московскую ВЧК, по 47 гражданам «материал был рассмотрен на заседании малой коллегии губчека», 18 арестованных буквально за два месяца «умерли от различных болезней», 218 человек отправлены на 1 – 2 года в архангельские лагеря, в тюрьму по месту жительства угодили 69 человек, со 140 подозреваемых взяли расписки о невыезде. По делу о Хоперском заговоре социал-революционеров прошло около 500 человек. Следственный материал сшили в 9 основных томов и два побочных «вследствие громоздкости дела».* К человеческой трагедии на Хопре, как бы усугубляя ее, присоединилась природная стихия. Сильная засуха и неурожай поразили летом 1921 года огромные пространства Поволжья, Северного Кавказа и юга Украины. Начался голод. В сильно разросшейся Царицынской губернии голодало 70 процентов населения. Постепенно левоэсеровский заговор стал забываться. Но расколовшееся по классовому признаку Прихоперье уже не могло жить дальше без кровопролития, без новых жертв и насилия. Надвигался новый этап борьбы за советскую власть – борьбы с кулаками за выращенный ими хлеб. · См. ВАФСБ
 
Об авторе книги "без вины виноватые" - Евдокимове И.И. можно почитать здесь -http://urupinsk.org/publ/ob_avtore_knigi_quot_bez_viny_vinovatye_quot_evdokimove_i_i/3-1-0-73
Категория: Книга Евдокимова "Без вины виноватые" | Добавил: знакомец (21.03.2011)
Просмотров: 2301 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 1
1  
Автор анализирует события давно минувших дней. Участником событий,которых, он не мог быть. Поэтому удивляет злоба, ненависть, которые сквозят в некоторых высказываниях. Многие материалы еще "закрыты" и не все ответы лежат на поверхности. Поэтому никто не давал автору право выступать в качестве судьи и избирательно "навешивать ярлыки". Существует обыкновенная корректность, которую никто не отменял.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]