Категории каталога

Природа и люди [27]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Каков Ваш заработок? (Опрос для жителей урюпинского района, абсолютно анонимный)
Всего ответов: 279

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Хронология развития города Урюпинска

Интервью с внуком Сталина А. Варивода. Часть 2

                                                       ОТСТУПЛЕНИЕ ДЛЯ ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ

         Впервые своего старшего сына Сталин увидел ц 1921 году, когда Якову исполнилось 14 лет. Полулегальная жизнь рево­люционера, аресты и ссылки развели отца с сыном на долгие годы, К тому же первая жена Сталина п мать Якова Екатерина Семеновна умерла в 3907 году от брюшного тифа. Поэтому, может быть, отношения между сыном и отцом складывались прохладные. Сын никогда не пользовался высоким положением отца, не обращался к нему с личными просьбами, жил в материально стесненных условиях, часто принимал самостоятельные решения, чем вызывал у Сталина раздражение.  

          В Москве Яков встретил девушку, которая ему очень понравилась. Даже то, что Зина была дочерью попа, не смутило его. Приехав к отцу, Яков попросил разрешение на женитьбу. Разговор состоялся резкий. Сталин, хлопнув дверью, вышел из комнаты. Яков, вернувшись домой, выстрелил в себя из пистолета. Пуля, пробив грудную клетку, застряла в стене. Врачи спасли его. Так и не получив согласия от отца, Яков уезжает с Зиной в Ленинград к родственникам Надежды Аллилуевой. И все же жизнь с Зиной не складывалась, а тут еще умерла родившаяся дочь Лена...

          Почти пять лет Яков работает релейщиком кабельных сетей Ленэнерго.

         В августе 1930 года Яков Джугашвили уехал из Ленинграда в столицу и в сентябре поступил в Московский институт инженеров транспорта. Человек упорный и вдумчивый, справедливый и доброжелательный, он пользовался авторитетом у студентов.

         В 1936 году Яков защитил дипломный проект п стал работать инженером ТЭЦ на московском автомобильном заводе имени Сталина, а через два года поступил п артиллерийскую академию имени Ф. Э. Дзержинского. Там же стал членом ВКП (б).

         В Академию Якова Джугашвили приняли сразу на четвертый курс, поэтому в 1940 году он закончил учебу в звании старшего лейтенанта. Видимо, здесь сказалось влияние И. В. Сталина. Однако Яков не хотел оставаться незнайкой. Он обратился к начальнику академии с просьбой разрешить учиться еще год, так как полагал, что не успел все освоить. Получив разрешение, Яков учился до самого начала войны. Разумеется, сына Сталина могли бы оставить где-либо при штабе в тылу, но он с первого же дня Великой Отечественной войны рвался на фронт.

         Трагедия случилась на 14-й день войны, когда третья немецкая танковая группа захватила плацдарм на восточном берегу Западной Двины (недалеко от Витебска). Батарея122-миллиметровых гаубиц, которой командовал старшин лейтенант Джугашвили, попала в окружение. Собрав бойцов, Яков повел их в атаку, надеясь вырваться из кольца. Не получилось, слишком неравными Пыли силы. К тому же командира контузило при взрыве бомбы и он надолго потерял сознание.

         Под Лиозно, примерно в 40 километрах от Витебска, его взяли в плен. И сразу в ставку фюрера полетели зашифрованные «молнии»: «Взят в плен старшин сын Сталина Яков». тут же и I азеты организовали пропагандистскую свистопляску, утверждая: «Сын Сталина заявил, что дальнейшее сопротивление русских бесполезно».

          Огромными тиражами разбрасывались над позициями советских войск листовки, снабженные фотографиями Якова Джугашвили-Сталина. Вот текст одной из них, видимо, призванной деморализовать солдат, подорвать боевой дух Красной Армии:

          «В июле 1941 года старший лейтенант и командир батареи Яков Джугашвили писал своему отцу Иосифу Сталину: «Дорогой отец, я нахожусь в плену. Я здоров. Скоро меня переведут в офицерский лагерь, в Германии. Обращение хорошее. Желаю тебе здоровья. Привет всем, Яша!».

           Следуйте примеру сына Сталина! Он сдался в плен. Он жив и чувствует себя прекрасно. Зачем же вы хотите идти на смерть, когда даже сын вождя сдался в плен? Мир измученной Родине. Штык в землю!»

          На снимке, использованном для листовки, Яков стоял в окружении двух немецких офицеров, улыбался. Видимо, его сфотографировали скрытой камерой.

           Знал ли Сталин о том, что сын в плену, пытался ли что-лрбо сделать,для его: вызволения? В мемуарах маршала Г. К. Жукова есть такие строки:

         «Во время прогулки И. В. Сталин неожиданно начал рассказывать мне о своем детстве. Так за разговором прошло це,:М#нее часа. Потом он сказал:

         — Пойдемте пить чай, нам нужно кое о чем поговорить. На обратном пути я спросил: — Товарищ Сталин, давно хотел узнать о вашем сыне Якове. Нет ли сведений о его судьбе?

         На этот вопрос он ответил не сразу. Пройдя добрую сотню шагов, сказал, каким-то приглушенным голосом:

         — Не выбраться Якову из плена. Расстреляют его душегубы. По наведенным справкам, держат они его изолированно от других военнопленных и агитируют за измену Родине.

          Помолчав минуту, твердо добавил:

         - Нет, Яков предпочтет смерть измене Родине.

        Чувствовалось, он глубоко переживает за сына. Сидя за столом, И. В. Сталин долго молчал, не притрагиваясь к еде». А попытки сломить волю сына Сталина, заставить его работать па вермахт гитлеровцы вели, что называется, па полную катушку. Первым допросом руководил майор германской армейской разведки Вальтер Колтерс и с ним еще четыре офицера абвера, а также сотрудник, готовивший специальную информацию для министра иностранных дел Риббентропа. В комнате, куда привели Якова, на столе разложили карты, различные бумаги, под которыми был спрятан микрофон. Вот отрывки из стенограммы допроса.

       - Вы сдались добровольно или вас захватили силой?

       - Меня взяли силой. - Каким образом?

        - 12 июля наша часть была окружена, началась сильная бомбежка. Я решил пробиваться к своим, по тут меня оглушило. Я бы застрелился, если бы смог.

       — Вы считаете плен позором?

        - Да, считаю.

        — Считаете ли вы, что советские войска еще имеют шанс добиться поворота в войне?

        — Война еще далеко не. закончена.

         - А что произойдет, если мы вскоре займем Москву?

         — Я такого не могу себе представить.

         — А ведь мы уже недалеко от Москвы.

         — Москвы вам никогда не взять!

          - Для чего в Красной Армии комиссары?

          — Обеспечить боевой дух и политическое руководство.

          - Вы считаете, что новая власть в России больше соответствует интересам рабочих и крестьян, чем в царские времена?

          — Без всякого сомнении.

          — Когда вы последний раз разговаривали с отцом?

          — 22 июня, по телефону. Узнав, что я ухожу на фронт, он сказал; «Иди и воюй!».

         Гитлеровцам важно было, чтобы сын Сталина отрекся от Советской власти, предал Родину и отца своего. Им крайне важно было предательством Якова нанести смертельный удар по Н. В. Сталину, скомпрометировать человека, с чьим именем на устах поднимались в атаку со в етские воины. Чьи приказы звали на подвиг во имя спасения Отчизны.  

        ...Поздней осенью 1941 года необычного военнопленного привезли в Берлин, передали в распоряжение молодчиков Геббельса. Здесь фашисты предприняли еще одну попытку склонить Якова к службе в пользу рейха: вместо «кнута» применили «пряник». Его поместили в фешенебельную гостиницу «Адлон», где прямо в номер приносили еду и питье, ласково называли гостем. И без конца обрабатывали, уговаривали, обещали «златые горы».

          Но все было тщетно, Яков не шел ни на какие компромисы. Тогда снова из «гостя» он превратился в заключенного офицерского лагеря ХШ-Д в Хаммельбурге, В «Офлаге» пленных советских офицеров денно и нощно склоняли к сотрудничеству с нацистами. Кто не шел на сделку с немцами, подлежали уничтожению. Только за 1941 год здесь были расстреляны 652 советских офицера.

          Для того, чтобы прощупать волю и твердость духа Якова Джугашвили, ему не однажды намекали, что есть возможность сообщить отцу о его пленении и организовать его обмен на немецкого офицера. Яков решительно отверг подобные предложения.

          Через представителей Международного Красного Креста предложение об обмене сына на генерал-фельдмаршала Паулюса, плененного в Сталинграде, было передано И. В. Сталину. Выслушав его, Верховный главнокомандующий долго ходил по кабинету с потухшей трубкой в зубах, потом сказал: «Нет. Что об этом скажут другие отцы?»

         В самом деле, в тот трудный для страны период подобное простые люди посчитали бы кощунством. Да н приказ № 270, изданный осенью 1941 года, в одпол из пунктов констатировал, что все сдавшиеся в плен являются изменниками Родины.

         Можно с уверенностью утверждать, что Яков прекрасно понимал ситуацию, в которой оказался и то, что менять его никто не захочет. Он достаточно хорошо знал твердый характер отца, полное отсутствие в его натуре сентиментальности и жалости. Единственным выходом для себя в сложившейся обстановке сын Сталина видел железную выдержку и сопротивление.

          Есть сведения, что Яков Джугашвили до конца, до последнего своего часа так и не был сломлен. Его переводили из лагеря в лагерь, морили голодом, били, бросали в одиночные камеры, но он стойко нес свою честь незапятнанной.

         Однажды фашисты захотели заставить сына Сталина выступить на одном из предприятий с осуждением коммунизма, привезли его в Берлин. Здесь собрали несколько тысяч рабочих, в том числе н русских, насильственно увезенных в! Германию. Предполагалось, что слова сына главы Советского правительства вселят уверенность в рабочих и придадут им больше желания трудиться во имя фашистской победы.

         Якова вывели из машины, завели на возвышение, где стояли руководители, предупредили, что у него только один шанс остаться в живых—-произнести достойную речь.

         Понимая, что фашисты не шутят, Яков тем не менее торопливо произнес в микрофон, боясь, что его прервут:

        - Я должен был сказать, что Советскому Союзу пришел конец и что Гитлер—великий полководец. Я же говорю вам, что Гитлеру самому придет конец!  

        Его тут же оттолкнули от микрофона, увели в машину.

         О том, как погиб сын Сталина, существует несколько версий. По одной из них, неподдающегося никаким уговорам узника, просто-напросто расстреляли-

         Другая гласит о том, что он сам, видя безысходность своего положения, впав в депрессивное состояние, 14 апреля 1943 года, кинулся на проволочный забор под высоким напряжением. Тут в него выстрелил часовой...

          А по третьим утверждениям Яков Джугашвили будто бы заболел сыпным тифом и скончался в лагерной больнице. Но эта версия возникла для того, чтобы обелить гитлеровцев. Переложить преступление на несчастный случай.

          Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1977 года Яков Иосифович Джугашвили был посмертно награжден орденом Отечественной войны первой степени. Как сказано в документе - «за мужество и стойкость, проявленные в боях с гитлеровскими захватчиками и в фашистских застенках».

         Жизнь, которую сын Сталина вел в плену, была сражением. И эго был неравный бой- Сын Сталину Яков Джугашвили, пленник — с одной стороны и весь карательный аппарат гестапо, нетерпеливо подгоняемый Гитлером и Гиммлером — с другой — сражались упорно и долго. Комбат не сломился, он оказался непобежденным.

         — Евгений Яковлевич, в Москве живет Ваша сестра по отцу Галина, дочь Якова Джугашвили и Юлии Мельцер, известной в свое время в Москве танцовщцы. Какие у Вас честь незапятнанной. отношения с сестрой, встречаетесь ли Вы с ней?

           - Отношения довольно прохладные, если не сказать более, мы с Галиной не встречаемся. Дело в том, что она везде и всем старается доказать, что я незаконный внук Сталина, чуть ли не самозванец, что ли. Галина Джугашвили взяла себе в подруги некую Анеяли Володину, которая «бомбит» письмами политотдел Академии Генштаба, Министерство обороны, главное политуправление, чтобы опорочить, опозо рить меня, поднимает вопрос о законности моей, как сыне Якова Джугашвили.

        — А Володина—это кто? - Хранитель музея боевой и трудовой славы института инженеров транспорта, в котором до воины учился мой отец. Там о Якове Иосифовиче Джугашвили много воспоминаний, экспонатов.

                                       ОТСТУПЛЕНИЕ ДЛЯ ПИСЕМ А, С. Володиной.

      Министру обороны СССР

      Маршалу Советского Союза СОКОЛОВУ С. Л.

      Уважаемый Сергей Леонидович!

      Прежде всего приношу своп глубокие извинения за беспокойство, но я считаю своим долгом обратиться к Вам с жалобой на преподавателя Военной академии Генштаба п-ка Джугашвили Евгения Яковлевича, который, как мне думается, своими неблаговидными действиями дискредитирует звание офицера Советской Армии. Судите сами:

       Многие годы, бывая в Грузин, мне приходилось сталкиваться с тем, что в поездах, па пляжах, базарах и других местах, продавались календари, брслки, фотографии и т. д. с изображением И. В. Сталина.

        Затем уже стали появляться фотографии под названием «Семья И.В. Сталина», где давались 3 или 4 фотографии Е.Я.Джугашвили (образец одной из таких прилагается).

        С 1980 года в продаже уже появились отдельные фотографии полковника Джугашвили Е.Я. Особым спросом пользе вались фотография, где он был снят у надгробья И. В. Сталина, и, наконец, последние фотографии 1985—1986 гг.

         1. На даче у В. М. Молотова, где среди гостей есть Джугашвили Е. Я. и его старший сын.

         2. Светлана Аллилуева и ее дочь Ольга с полковником Джугашвили Е. Я. (образцы этих фото прилагаются).

        Рыночная стоимость каждой фотографии 1—2 рубля, а тиражи их исчисляются солидными экземплярами. Вот и текут «золотой рекой» нетрудовые доходы в руки дельцов и их пособников.

         Невольно возникает недоуменный вопрос—во имя чего понадобилось офицеру Джугашвили Е- Я- отдавать свои личные фотографии для тиражирования и продажи? Для закрепления «славы первого и любимого внука И. В. Сталина» или бизнеса? Неужели Джугашвили Е. Я. еще не хватает того внимания, которого он прочно добился в Грузин: встречают его как самого дорогого гостя и считают за честь выполнить его любое желание; построена прекрасная дача, подарена машина; сын студент обеспечен квартирой; в некоторых музеях, посвященных И. В, Сталину, висят многочисленные его фотографии; в прессе печатаются обширные информации о нем и его семье и т. д. и т. п. Единственно что не смогли сделать для него в Грузии—это добиться генеральского звания.

        Надеюсь, что Вы разберетесь с полковником Е. Я. Джугашвили и примите соответствующие меры воздействия.

        Особая причина, заставившая меня обратиться к Вам - я отношусь к категории людей, для которых память о павших священна. Более 30 лет я занимаюсь поисковой работой по установлению имен воспитанников нашего института, погибших в годы Великой Отечественной войны. Одним из воспитанников является старший лейтенант Яков Иосифович Джугашвили, который погиб от рук гитлеровских пал-ачсй в концлагере Заксенхаузен, так и не склонив своей головы перед врагом. Наш воспитанник был очень скромным, честным и добропорядочным человеком, а вот у полковника Джугашвили Е. Я. (его приемного сына) этих качеств нет и никогда не было.

       С уважением к Вам Хранитель музея боевой и трудовой славы МИИТа,  

       ветеран войны—Володина А. С. 4.02. 1986 года.

                                                                     РАПОРТ

       Начальнику Политотдела Академии

      Генерального штаба

      Генерал-полковнику

        товарищу ДРУЖИНИНУ М. И.

                                                     КОММЕНТАРИЙ Е.ДЖУГАШВИЛИ.  

        Докладываю Вам по сущестьу письма тов. Володиной А. С.

        1. Фотография «Семья И. В. Сталина» действительно распространялась за деньги в Грузии людьми мне незнакомыми и без моего ведома 15—17 лет тому назад (это видно по воз расту моих детей), фотография, которая, как пишет Володина, где а будто снят у нагробия И.В. Сталина, распространяться не могла, поскольку такого снимка не было вообще в жизни. Что касается двух других снимков, то такие фотографии могут быть у моих друзей, знакомых и интересую щихся, но чтобы они продавались, как пишет Володина А. С. слышу впервые и уверен, что это. вымысел автора письма.

         2. В письме автор пишет о том, что мне в Грузии построили «прекрасную дачу». Докладываю—никто и никогда мне не строил дачи, поскольку дачи у меня нет ни в Грузии, ни в другом месте СССР. Каждый год Совет Министров Грузинской ССР (15—19 лет) на летний период выделяет моему тестю :— старому большевику, персональному пенсионеру двухкомнатную квартиру в Цхнети (под Тбилиси в дачном городке с оплатой на общих основаниях). Я с семьей в отпуск использую эту квартиру.

         3. Володина А. С. утверждает, что мне в Грузии «подарили машину». Сама по себе идея интересная, но к сожалению до сих пор никто не догадался этого сделать. Я действительно имею машину, но не подаренную кем-то, а купленную на собственные сбережения.

         4. Сообщает Володина А. С., что моего старшего сына студента «обеспечили квартирой» в Тбилиси. Мой сын действительно, отслужив службу в армии, продолжил свое обучение на 2-м курсе сельскохозяйственного института в г. Тбилиси. Но живет он не в собственной квартире, а на жилплощади родителей моей жены. Эту квартиру мой тесть—Нозадзе Г. С. получил около 5 лет тому назад. Проспект Чавчавадзе, дом № 39, кв. 45.

          5. В обращении к тов. Лизичеву Володина А. С. пишет: «неблаговидные поступки полковника Джугашвили Е, Я. выразилось: 1. В публикациях грузинской печати очерков, в которых грубо искажались «факты из жизни Якова. Джугашвили,..». Докладываю.

           Сам я никогда не выступал в печати Грузии. Если Володина А. С. имеет претензии к каким-то работам об отце, так их. видимо, надо адресовать авторам этих работ.

           6. Другие факты письма Володиной А. С. такие, как «притязания на роль первого и любимого внука И. В. Сталина», использование мною некоторых частных музеев для прослав­ления своей личности: «сокрытие правды о посмертной награде Якова Джугашвили и распространение по Грузии лживого утверждения о том, что награда (орден) передана ему, как «первому внуку И. В. Сталина», -- являются просто чепухой и не нуждаются в пояснениях.

          Докладываю Вам и то, что по поводу этого письма в ноябре 1986 года я был вызван к Начальнику Главного Политического Управления к генералу армии тов. Лизичеву, который имел со мной беседу в присутствии Начальника Академии Генерального штаба генерала армии т. Салманова Г. И.

         Мною был дан ответ на все вопросы, поставленные Володиной А. С. в ее письме. Генерал армии тов. Лизичев потребовал от меня впредь более осмотрительно распоряжаться своими семейными снимками. Я принял это к исполнению и сделал соответствующие выводы.

         В чем права Володина А. С. так в том, что меня в Грузии действительно «встречают, как самого дорогого гостя», а это вот почему-то не дает ей покоя. Она даже договорилась до того, что приклеивает ярлык «приемного сына». Вот уж действительно ее ненависть ко мне не знает границ.

         Товарищ генерал-полковник, обращаюсь к Вам с просьбой (я имею право в этой ситуации) провести расследование. Настоятельно прошу провести его на месте, т. е. в Грузии. Пусть Володина А. С. покажет мою «прекрасную дачу», построенную руководством Грузин, квартиру моего сына, человека, подарившего мне машину, мои публикации об отце в Грузии и т. д. и т. п. Результаты расследования позволят привлечь к ответственности автора письма.

                                                                                                              Старший преподаватель кафедры  

                                                                                                              истории войн и военного искусства  

                                                                                                              полковник—Джугашвили.

                                             ЕЩЕ ПИСЬМО А. С. ВОЛОДИНОЙ.  

          Начальнику Главного Политического

          Управления генералу армии ЛИЗИЧЕВУ А. Д.

                                             Уважаемый товарищ генерал!  

          Как ветеран войны, и просто, как человек, отдавший многие годы установлению судеб воспитанников нашего института, не вернувшихся с полей 2-й мировой воины, я вынуждена обратиться к Вам с убедительной просьбой раз и навсегда разобраться с парадоксальной ситуацией, созданной вновь полковником Джугашвили Е. Я., преподавателем Военной академии имени М. В. Фрунзе.

          1. Нам непопятно во имя какой цели ему необходимо проявлять личную инициативу в опубликовании в прессе искаженных материалов, бросающих тень на доброе имя нашего воспитанника Якова Джугашвили, погибшего в конц­лагере Заксенхаузен.

           2. О неправильном поведении полковника Джугашвили Е. Я., дискредитирующем его как офицера Советской Армии и члена партии, неоднократно сообщалось в политуправление. Однако проведенные с ним беседы о недопустимости подобных действий не принесли никаких результатов. И об этом еще раз доказали недавние события, когда полковник Джугашвили Е. Я., теперь уже с помощью представителя не грузинской, а российской прессы, потряс всех очередной сенсанцисй.

          В конце декабря 1988 года газета «Урюпинская правда» (за № 198, 199, 200) опубликовала очерк А. Вариводы «Внук. Некоторые факты из жизни уроженца Урюпинска полковника Джугашвили и его родственников».

         В начале очерка сообщается, что в тихом городке Урюпинске родился мальчик Женя и далее: «О последовавших вскоре событиях есть несколько практически непроверяемых версии - информация считалась особо секретной и шла по линии тогдашнего НКВД. Но бесспорным остается факт, что новорожденного записали на фамилию Джугашвили. Фамилию, которую носил «вождь всех народов».

         Затем публикуются ответы полковника Джугашвили на самые разнообразные вопросы автора очерка, в которых затрагиваются отношения Сталина с внуком, о Светлане Аллилуевой и ее детях, об отношении самого полковника к своей тете и заканчивается беседа последним вопросом — «Так может она (т. е. Светлана) психически нездоровый человек?», на который следует ответ—«Не кажется ли Вам, что мы слишком много внимания в нашей беседе уделили Светлане Аллилуевой. Поверьте, она не стоит этого».

          А дальше начинается пространственное повествование о самом полковнике Джугашвили с момента рождения и всех родственниках Аллилуевых. Из этого повествования читатель узнает все подробности романа Ольги Голышевой (его матери) и студента Яши Джугашвили, которым она всерьез увлеклась и в один из дней призналась ему, что ждет ребенка...

          Затем рассказывается о том, что на седьмом месяце беременности Ольги, Яков повез ее в Зубалово и представил теще Сталина—О. Е. Аллилуевой, как свою невесту, сообщив при этом, что отец о его намерениях не знает и не надо ему об этом говорить.

           Далее следует, что рожать Ольга Голышева уехала к родителям в Урюпииск и 10 января 1936 года родила сына Евгения, а 11 января в книге регистрации ЗАГСа появилась актовая запись за № 49. Имя новорожденного—Джугашвили Евгений. Отец—Джугашвили Яков Иосифович, грузин, 27 лет, студент. Мать—Голышева Ольга Павловна, русская, 25 лет, техник.

           Затем узнаем, что отношения Ольги с Яковом складываются неважно и в 1939 году он женился на танцовщице Юлии Мельцер, и у них родилась дочь Галина. Далее, затрагивая дальнейшую их судьбу читаем; «Когда его сын Яков попал в немецкий плен, Сталин тут же бросил в пыточные казематы его вторую жену Юлию Мельцер, хотя у тон па руках был двухлетний ребенок...» и т. д, и т, п.

          Теперь анализируя только вышеперечисленную часть очерка «Внук», которая затрагивает Якова Джугашвили и его ближайшее окружение, следует отметить, что здесь допущены неточности и искажение фактов. При внесении соответствующих поправок, опирающихся только на документальную основу, повествование потребует ответов на возникшие вопросы.

         1. Яков Джугашвили познакомился с балериной (а не танцовщицей) Юлией Мельцар в 1934 году и она стала его женой в декабре 1935 года, а не в 1939 году, как указано в очерке. Их дочь Галина родилась в 1938 году, так что на моменнт ареста Юлии она была трехлетним ребенком (а не двухлетним).

          2. Вопрос: Для чего нужна была легенда о «невесте» Ольге Голышевой;, привезенной Яковом в Зубалово за месяц до сваей женитьбы на Юлии Мельцер. и за дня месяца до рождения у нее ребенка? Не для этой ли легенды был указан 1939-й год, вместо 1935-го, когда Юлия Мельцер вступив в брак с Яковом, стала Юлией Джугашвили?

          3. 11 января 1936 года (а не 10-го) у Голышевой О. П. действительно родился сын. Только в актовой записи ново­рожденного - Голышев Евгений (а не Джугашвили, как указано в очерке). Что же осталось за кадром повествования об этой актовой записи: отсутствие в ней подписи отца и его домашнего адреса и что в 1938 году в эту актовую запись вносятся исправления той же рукой, которая первоначально заполняла эту запись—Голышев заменяется на Джугашвили, и даются пояснения -- «Исправления внесены на основании заявления матери и отношения инструктора ЗАГС т. Фадеева». Голышевой О. П. выдается на руки новое свидетельство о рождении уже — Джугашвили Евгении. Вот об этих важных обстоятельствах почему-то скромно умалчивается в очерке.

          4. В свете вышеизложенного п. 1 и п. 2 возникает законный вопрос: мог ли наш воспитанник совершить безнравственный поступок (добиваясь руки любимой им женщины, вступить в случайную связь с другой, оставив ей в наследство ребенка в. лице нынешнего полковника Джугашвили Е. Я.? Мы считаем, что не мог он так поступить и вот почему: товарищи Якова Джугашвили по институту характеризовали его как очень скромного и добропорядочного человека. От них нам и стало известно еще в 1957 году и о внесенных исправлениях в актовую запись в Урюпинском ЗАГСе, и о том, что один из близких друзей Якова допустил по отношению к нему подлость—уговорил оставленную им женщину признать отцом своего ребенка Якова. А когда обман был раскрыт, то выяснились и доводы, какими удалось убедить женщину пойти на такой шаг—«Он сын Сталина, тебе же будет лучше, а я бедный человек». Что же произошло в 1938 году, когда Яков поехал в г. Урюпинск можно строить различные версии. Но мы уверены, что полковнику Джугашвили Е. Я. отлично известно его происхождение на свет, иначе зачем ему необходимо придумывать несуществующие истории или извращать факты.

           5. После своего возвращения в Москву из поездки в Урюпинск у Якова была справка, в которой говорилось, что ребенок не является его сыном и, что никаких претензий к семейству Джугашвили со стороны матери ребенка не будет ни когда предъявляться. Такую справку у Якова Джугашвили видел его товарищ по институту Босов С. П. при их последней встрече в г. Москве в 1940 году.

          6. Судьба ребенка из Урюпинска нам не известна и толь ко в 1975 году мы впервые столкнулись с ней в Грузин, в момент расцвета культа «первого и любимого внука И. В. Сталина» в лице Джугашвили Евгения Яковлевича, тогда еще майора.

          С тех пор, читая многочисленные публикации в грузинской прессе об этом внуке и придуманных им историях, глядя на его тиражированные фотографин, нас глубоко возмущало его безразличие к судьбе человека, фамилию которого он носит. Ведь он ничего не сделал для того, чтобы не только выяснить судьбу, но и сохранить в сердцах людей светлую память о Якове Джугашвили, мужественном советском патриоте и коммунисте.

         Это сделали за него другие, для которых память о павших священна.

        В 1988 году впервые за многие годы замалчивания судьбы Якова Джугашвили, на страницах газеты «Красная Звезда» № 111 от 14 мая, прозвучала правда и дан объективный анализ трагической судьбы нашего воспитанника.

        Вот во имя этой правды я и прошу Вас, уважаемый товарищ генерал, разобраться с полковником Джугашвили Е. Я.

         С уважением - хранитель музея

        боевой и трудовой славы МИИТА имени Ф. Э. Дзержинского,

        ветеран войны и труда Володина А. С.2.02.1979г.

                                                       ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПИСЬМУ (второму).

          1. Вам надеюсь не надо доказывать, что инициатива шла не от меня. Но так желает Володина и свое желание выдает за действительность. Уже это сразу говорит о недобросовестности автора письма.

          2. Она пишет «сообщалось», г. е. можно подумать о сигналах в ГлавПУР разными людьми. Но кроме нее никто ни чего не сообщал. Опять непорядочность.

          3. Порядочность О. Голышевой в том, что она своего сына вначале записала на свою фамилию. Однако вскоре Яков потребовал исправить фамилию. Им было написано письмо в райком партии и на основании этого письма фамилия была исправлена.

          4. Такую глупость могла выдать, да еще и оспаривать только «стукнутая» баба. Во-первых, Яков никогда не был в Урюпинске. Далее допустим он «приехал» к нахалке, которая своему сыну дала его фамилию. Любой бы, а тем более сын Сталина восстановил бы справедливость. Во- вторых, он бы отнял фамилию, а не добивался какой-то идиотской справки, и в-третьих, от О. Голышевой полетел бы пух и от ее родителей,—ведь годы-то были какие!  

          5. И это она называет «документом». Кто-то видел! Очень«убедительный» аргумент. Господи! Какой примитив окружает Г. Джугашвили.

         6. Здесь Володина откровенно врет. Они, (кстати, кто это они»?-),—Володина намекает,—дескать, историки, стоят не за правду! Они—это Галина Д. и ее окружение врут. В 1975 году поняли, что я ее обошел по всем статьям. Это «их» и взорвало. Даже в 1953 году, когда всем внукам была назначена персональная пенсия (в том числе и мне) «они» помалкивали, ибо я—урюпинский заморыш—был в Калинине в суворовском военном училище и не «угрожал» им». А вот в 1975 году они ахнули! Как это так вся Грузия о нем говорит, а о Гале — нет.

         И последнее. В первом письме Володина утверждает, что я -- приемный сын Якова. То есть, Яков меня все-таки усыновил. Во-втором же — Яков в Урюпинске «наскреб» справку, что я не имею к нему никакого отношения.

         Очень «убедительно», из этого хорошо можно уяснить, чго перед нами набитая дура, но с амбициями—всюду заслуженная (правда во времена застоя!).

                                                                                                                       Евгений Джугашвили 

Категория: Хронология развития города Урюпинска | Добавил: знакомец (31.01.2012)
Просмотров: 4173 | Рейтинг: 3.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]