Категории каталога

Природа и люди [28]
Заметки о нашем крае, людях, природе и путешествиях
Город [9]
Городские события и взгляд на Урюпинск приезжих
Станицы и хутора Урюпинского района [32]
История окрестностей города Урюпинска
Хронология развития города Урюпинска [28]
Дневник событий и житейских дел
Рассказы и книга В.Ф. Копылова о революции и казаках [50]
Книги о казаках
Книга Малахова "Хопёр в огне" [30]
Книги о казаках
Книга Евдокимова "Без вины виноватые" [5]
Книги о казаках
Известные люди Урюпинска [1]
Известные люди Урюпинска

Наш опрос

Оцените по 5 бальной шкале работу урюпинской администрации и чиновников
Всего ответов: 112

Форма входа

Поиск

Полезное

Главная » Статьи » Станицы и хутора Урюпинского района

Хутор Верхнесоинский


 

Точно известно: этот хутор основан в 1774 году и впоследствии получил свое название от имени богатого казака Соина, жившего в этом хуторе. Внача­ле он имел несколько названий. На мес­те нынешнего хутора Верхнесоинского располагались так называемые Верхние Корыта: в лесах находились, в том чис­ле в балке Хуторской, родники и ко­лодцы, около которых стояли корыта, из которых поили коней богомольцев, шедших на богомолье, купцов, кото­рые везли товар на ярмарки, в том числе и на Покровскую ярмарку в Урюпинске. Этот родник бьет до сих пор. В балке Малиновой находились Нижние Корыта. Название про­износили с ударением на последнем слоге.

Неприметный и небольшой хуторок рос и разрастался. В центре его появилась церковь. На этом месте нынче находится водонапорная башня, а саму церковь разрушили, хотя она являлась историческим памятником деревянного зодчества. В хуторе существует предание, что тот, кто сбрасывал колокол, неожиданно ослеп. Говорят, Бог его покарал...

Находилась в хуторе и мельница. Считают, что первым мирошником был Карпов. Он жил недалеко от моста, через проселочную дорогу. Но в буйны, страшные годы он сгорел вместе со своим домом, а на месте мельницы стоит нынче зернохранилище.

Первая школа в хуторе появилась в 1888 году, мужское приходское училище. Тогда у Трифонова купили дом и отдали его под школу. В ней было три класса. Через четырнадцать лет построили вторую, церковно-приходскую. Преподавали в этих школах не только учителя, но священник с дьяконом. Обучение в школе было необязательным, и многие родители, неграмотные, не очень-то стремились отдать своих чад в учение. И хотя вырастали трудолюбивыми, но все же безграмотными. Не удивительно, при такой сплошной безграмотности Советской власти пришлось создавать курсы по ее ликвидации, хуторяне помнят, что первым учителем в послереволюционное время был М.Т.Сутулов, а первым, кто пришел к нему учиться, был Т.Бондарев.

В этой школе в то время работал учителем и Михаил Ефремович Гриба­нов, последователь идей Ивана Мичурина, Божией милостью садовод. За рекой Шемякой, или Шемякиной, он развел такой сад, что ему не было рав­ных в округе. К скорби нашей Михаила Ефремовича репрессировали в 1937 году, а сад в военное лихолетье вырубили на дрова.

Гражданская война тоже прокатилась по небольшому хутору, который переходил то к красным, то к белым. По словам старой, хуторянки Марии Ивановны Алтаревой более жесткими тогда были белые, которые забирали все подчистую. Тогда же в одной из балок они зарубили командира отряда красноармейцев Т. М. Федорова. Его позже похоронили во дворе школы и поставили памятник. И память о нем чтут до сих пор.

Новаторами колхоза здесь стали сами хуторяне-коммунисты Федоров, Зайцев. И жизнь вроде бы стала налаживаться, хотя по-прежнему землю об­рабатывали сохами, а хлеб косили косами. Но в 1932-33 годах страшный го­лод обрушился не только на Поволжье. Он затронул и Прихоперье. Вче­рашние колхозники забирали из артели хлеб, даже в ущерб самим себе. На­казания последовали незамедлительно. В тогдашнем колхозе «Красный Ок­тябрь» осудили на десять лет с конфискацией имущества председателя Мо­розова, его заместителя Алтарева. бухгалтера Нистратова, кладовщика Гу­щина. И это только за то, что они отдали хлеборобам лишь хлебные отходы, и не больше. Конечно, все они реабилитированы...

Со временем в верхнесоинский колхоз «Красный Октябрь» пришел и первый трактор. Его прислали из Урюпинска, а вел его тракторист из мест­ных — Иван Солодовников. Удивительно, говорят сейчас хуторяне, но с тех пор мы стали получать большие урожаи. Зажиточность была не за горами, но 22 июня 1941 года «ровно в четыре утра» на нашу страну, в том числе и на этот маленький хутор в российской глубинке, напали орды до зубов воо­руженных захватчиков. После Победы маленький хутор не досчитался более 200 казаков. Всем им памятник в центре хутора, цветы к подножию.

Но нельзя не остановиться на тех страницах хуторской истории, когда дети вместе со взрослыми старались для фронта, для победы: собирали колос­ки на полях, доили коров, ухаживали за телятами и конями.

Когда служивые казаки возвратились домой, то рассказывали, что и на фронте было нелегко. Хуторянин Илья Костин попал в плен, и немцы его кормили так, что взрослый, далеко не хилый мужчина, стал весить 32 кило­грамма — два пуда. Рассказывает: охранники потешались и бросали за колю­чую проволоку куски хлеба, а когда военнопленные бежали к ним, то страж­ники стреляли.

И уж чему, кому нужно удивляться, так это нашим союзникам-американцам. Тот же Илья Григорьевич Костин рассказывал, что в известном городе-порте Гамбурге наши военнопленные помещались в очень большом здании. Немцам стало известно, что этот район станут бомбить американцы. Нашелся человек из немцев, который предложил нашим пленным спуститься в бомбо­убежище. Некоторые ему не поверили: как это, американцы станут бомбить своих союзников! И не спустились в бомбоубежище. Плачевно: все погиб­ли...

Вот так: вроде бы немцы, фашисты, а помогали нашим. Впрочем, и хуто­ряне доброжелательно относились к врагам не на ратном поле. Около хуто­ра в те годы находилось лесное хозяйство, и там работали немецкие военно­пленные. К ним отношение было сочувственным.

Было это трудное время. Но все же хуторяне дождались времен куда более хороших, лучших, когда на полях «Красного Октября» появились мощные тракторы и комбайны, стали собирать такой урожай, что «Красный Октябрь» стал участником ВДНХ и получил там награды, весьма престиж­ные. Хуторяне помнят, как в 1963 году в дома пришли радио, электричество, а сам хутор присоединился к колхозу им. Кирова. Но это объединение было недолгим. При Сергее Павловиче Балабанове хозяйство стало самостоятель­ным колхозом, а потом объединилось с хозяйством «Красный путиловец» и стало третьим его отделением. Новая пристройка к школе. Дом культуры не только изменили внешний вид хутора и придали ему неповторимый колорит. А уж о строительстве жилья и говорить не стоит! Строили много. И не толь­ко жилье. Возвели животноводческий комплекс, водопровод, механизиро­ванный ток, дорогу с доселе невиданным твердым покрытием из бутового кам­ня.

В хуторе помнят, как в 1956 году построили новую мощную мельницу по правую сторону от моста. И сейчас говорят, что время разрушительных реформ, которые проводят ничего не смыслящие в сельском хозяйстве люди, наверно, приходит к концу. Ну, нельзя же, в конце концов, чтобы от мельни­цы остались лишь стены, на фермах остались вместо сотен, всего десятки животных, а трактора и комбайны безнадежно устарели. Удивительно, что хозяйство «Красный путиловец» сохраняет ведущее положение в районе.

Бобичев В. В., библиотекарь.

                                                                                                                         Бобичев В. В., библиотекарь.

Категория: Станицы и хутора Урюпинского района | Добавил: urupinsk (16.12.2008)
Просмотров: 2272 | Рейтинг: 4.4/5 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]